Вторник, 11 февраля 2020 15:25

Как в суде выгораживают трио мошенниц из Вольского театра, которых могут оправдать?

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

К делу директора театра привлекли областного финансиста

К разбирательству по уголовному делу экс-директора театра Нины Бобровой на прошлой неделе в качестве свидетелей оказались привлечены известные в Саратовской области личности. На судебном заседании 4 февраля свои показания дали бывший главный режиссёр театра Олег Загумённов, который в настоящее время является старшим преподавателем в саратовском театральном институте, и начальник отдела бухгалтерского учёта областного министерства финансов Александр Яшков. В 2011-2019 годах он занимал аналогичную должность в министерстве культуры и контролировал финансовую отчётность вольского драмтеатра.

 

Призраки театра

Работа Олега Загумённова в Вольске проходила как раз в те годы, когда Нина Боброва развернула бурную деятельность по кредитованию работников театра. Как уже рассказывала «Вольская неделя», при помощи экономиста Натальи Телоян и кассира Маргариты Митришовой директор вынуждала артистов и других подчинённых брать в различных банках крупные кредиты якобы на зарплаты и нужды театра, обещая расплатиться за них средствами министерства культуры. Но в итоге большинство кредитов остались просроченными, и заёмщики превратились в должников.

В ходе прошлых заседаний выяснилось, что Боброва производила фиктивное повышение зарплат некоторым работникам, но эти дополнительные выплаты они не получали, хотя и расписывались за них в ведомостях. Кроме того, в театре были фиктивно трудоустроены несколько человек, которые на самом деле там не работали, но зарплата им начислялась.

Именно об этих фактах суд расспрашивал Олега Загумённова. В частности, 2013 по 2015 годы в театре помощником режиссёра числилась некая Парамонова. Но оказалось, что режиссёр даже не знал о существовании своего помощника. Так он ничего не смог рассказать о работе заведующих музыкальной и литературной частью Милюковой и Семиной, числившихся в театре, хотя они были должны непосредственно участовать в постановке спектаклей. Этим «мёртвым душам» также начислялась зарплата и стимулирующие выплаты, но работу за них выполняли другие люди. Если главный режиссёр не знал о своих ближайших помощниках, то что уж говорить о «липовых» администраторе, бутафоре и реквизиторе.

- Не знаю, не знаком, не видел, не слышал, не работали, - отвечал бывший режиссёр, когда судья называл ему фамилии тех, кто должен был непосредственно с ним работать, но казались этакими «призраками оперы».

Про финансовое состояние театра с 2011 по 2016 годы Олег Загумённов мало что знает, так как занимался творческой работой. Но, по его словам, он не замечал серьёзных проблем, о которых постоянно говорила Боброва, когда принуждала артистов влезать в долги перед банками. Зарплаты выплачивались, новые спектакли ставились. Исключением стал конец 2016 года, когда Боброва уже была не директором, а художественным руководителем, но по-прежнему распоряжалась всеми театральными финансами. К этому времени её кредитомания перешла все разумные рамки, дошло до того, что она даже перестала выдавать зарплату руководящим работникам театра. Без зарплаты три месяца оставался и сам режиссёр. И это при том, что в 2016 году в Вольске состоялся всероссийский театральный фестиваль, и наш театр получил хорошую выручку от показов спектаклей.

- На артистах успешное проведение фестиваля никак не отразилось. Премии и поощрения никто не получил, - пояснил Олег Загумённов.

В 2014 году Боброва и ему несколько раз предлагала взять кредит на 400 тысяч рублей в саратовских банках , как всегда объясняя задержкой финансирования из области и обещая быстро рассчитаться бюджетными деньгами. Но Олег Загумённов, как не рядовой работник, в отличие от многих других мог позволить себе отказать всесильной директрисе. Как заявил бывший главный режиссёр, он работал во многих театрах, н нигде не видел, чтобы артистов вынуждали брать кредиты. Очевидно, это чисто вольское изобретение.

 

Принцесса и нищие

Реальную картину финансового положения в вольском театре обрисовал в суде представитель министерства финансов Александр Яшков, который в 2010-2016 годах принимал отчёты театральной бухгалтерии. С 2012 года театр стал автономным учреждением, которое может самостоятельно распоряжаться поступающими средствами. Контроль за ним стал слабее. Управление бухучёта в министерстве культуры в основном проверяло правильность отчётной документации, чтобы она соответствовала инструкциям. Как реально распоряжались в театре бюджетными деньгами, никто не проверял.

Видимо, тогда-то директор и решила, что театр – это её вотчина, в которой она может делать всё, что захочет. Нина Боброва часто говорила коллективу, что министерство постоянно задерживает бюджетные субсидии и якобы из-за этого не хватает на зарплату и другие нужды театра. Однако, как рассказал финансист, на самом деле областное финансирование было стабильным и постоянно увеличивалось. Кроме ежегодных субсидий министерство выделяло целевые средства, например, на замену кресел или создание доступной среды для инвалидов. Каждый год минкульт и театр подписывали соглашение о финансировании, и оно никогда не уменьшалось. Только в 2013 году, когда были серьёзные проблемы у всего областного бюджета, финансирование культуры в целом снизилось, и министерство не выплатило театру около 800 тысяч рублей. Этим деньгами театр должен был расплатиться по договорам с контрагентами. Позднее министерство возвратило театру эти средства уменьшив их до 690 тысяч рублей, так как театральная бухгалтерия подтвердила договорами только эту сумму.

В отчётах Бобровой в министерство, по словам областного чиновника, никогда не было информации о нехватке средств на зарплату. В 2012 году она даже написала письмо в министерство с просьбой сократить финансирование на 500 тысяч рублей. Но средства на зарплаты не сокращались. За эти годы областные субсидии театру выросли с 12 миллионов до 16,8 миллиона. В общем, никаких причин, чтобы загонять в долги людей не было.

В суде Боброва смогла предъявить министерству лишь одну претензию. В 2015году оно не успело перевести театру 337 тысяч рублей. Деньги должны были поступить 30 декабря, но пришли только в январе.

- Это были не на зарплату. На первоочередные расходы и на зарплату средства были перечислены гораздо раньше, - ответил её специалист минфина.

Понятно, что и сумма, и сроки её задержки не были критическими. Для Бобровой, которая в то время распоряжалась деньгами покрупнее, 300 тысяч были как карманные расходы.

 

А был ли ущерб?

Казалось бы, нарушения закона в этом деле налицо: незаконные и фиктивные начисления зарплат, которые неизвестно кто получал, использование бюджетных средств на погашение частных банковских кредитов, обман и мошенничество по отношению к работникам театра с использованием служебного положения. Но даже в такой ситуации уже прослеживаются некоторые лазейки, которые, возможно, позволят если не оправдать Боброву и компанию, то хотя бы смягчить вину.

Например, адвокатов подсудимых интересовал вопрос об ущербе, понесённом министерством культуры от деятельности директора театра и её напарниц. Сейчас он оценивается более чем на 9 миллионов рублей. На зарплаты и в общем на театр минкульт ежегодно выделял определённые суммы. Но по большому счёту, какая разница министерству, кто получал деньги за работу, если она была сделана: те, кто действительно работал, или «мёртвые души»? Боброва, как директор автономного учреждения, была вправе на своё усмотрение начислять премии и стимулирующие выплаты тем, кто их заслужил. Даже если она платила не тем, всё равно министерством эти деньги предназначались для театра, в бюджет они не вернулись бы.

«Можно ли это считать ущербом для минкульта?» - задались вопросом адвокаты. Ведь работа была сделана, спектакли выходили, у зрителей претензий к их качеству нет. Теоретически понятно, что если бы деньги не разворовывались, театр работал бы лучше. Но как это подсчитать и доказать?

Александр Яшков, по-видимому, даже немного растерялся от такой постановки вопроса. Он признал, что директор могла сама, кого из работников театра поощрить, но пояснил, что все эти премии и надбавки должны быть обоснованы. Он также не смог определённо ответить на вопрос, имела ли директор право брать кредиты на нужды театра.

- Такого у нас никогда не было, - сказал представитель минфина, объяснив, что у театра есть только три источник доходов, субсидии министерства, целевые субсидии и собственная прибыль от показа спектаклей.

Впрочем, пока никто не представил доказательств, что средства от многочисленных кредитов, бравшихся театральными работниками для Бобровой, действительно поступали на счёт театра. И всё же министерству будет непросто доказать, что из-за махинаций директора театра бюджет действительно потерял 9 миллионов рублей.

Автор Александр Пантюхин, газета «Вольская неделя» от 11 февраля 2020 года

Прочитано 892 раз Последнее изменение Вторник, 11 февраля 2020 15:29

Комментарии   

+4 # иван 11.02.2020 18:22
Бабушки - разбойницы отделаются штрафом. Действительно, театр - то на месте! А найдется новый Островский, так по этому сюжету спектакль забабахает под названием "Кесарю - кесарево, а нищим - Бог подаст..."
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
-4 # Добрый 12.02.2020 00:53
Видно и правда нет ущерба ни какого, раздули ситуацию на пустом месте! Боброва как директор была в праве распределять деньги по своему усмотрению. как директор учреждения. ведь театр был автономным! Телоян и Митрюшова вообще зауши подтянуты к Бобровой, это были подчиненные, им что говорила Боброва то они и делали, так как тоже верили своему директору, как и те актеры которые брали кредиты!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+4 # Справедливый 12.02.2020 06:19
То есть главное театр и минкульт. Если им вред не причинен, то мошенники не виноваты. А то, что люди - работники театра пострадали - это не в счёт? Здорово! Где логика? В Вольске перестали действовать законы?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # z 13.02.2020 14:11
костюмы.декорац ии из одного спектакля перекочевывали в другой. а затраты как на новый из бюджета минкультуры.Это ли не обман и ущерб? а липовые ставки? Адвокаты. вы офигели!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить