Пятница, 01 ноября 2019 15:37

Как директор театра 5 лет загоняла артистов в кредитную кабалу, из которой они не могут выбраться до сих пор

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
Каста избранных, «обработка» в кабинете, дело о мошенничестве: как директор театра 5 лет загоняла артистов в кредитную кабалу, из которой они не могут выбраться до сих пор
Гримерка вольского театра / © НТВ

ИА «Версия-Саратов» стали известны подробности, проливающие свет на скандальную историю о кредитах, которые брали артисты и передавали руководителю, якобы чтобы спасти Вольский драматический театр. Его бывший директор Нина Боброва стала фигурантом уголовного дела о мошенничестве в крупном размере. Все происходило в 2012–2016 годах. Тогда бывший руководитель просила артистов и других сотрудников театра брать потребительские кредиты в банках и передавать их в кассу учреждения. Директор обещала сотрудникам, что никто из них лично погашать займы не будет. Но вышло все иначе.

Деньги людям возвращены не были. Всего пострадали 14 сотрудников театра, которые набрали кредитов на 5 миллионов рублей. Уголовное дело возбудили только после обысков в театре, которые инициировали и провели сотрудники ФСБ.

 

«Каста избранных»

 

В распоряжении редакции оказались документы, в которых содержатся данные о заработных платах некоторых работников театра. После их изучения бросается в глаза разница в зарплатах артистов и сотрудников, которые занимались финансами: кассиров, бухгалтеров и экономистов. То есть в годы, когда в театре начало процветать «кредитное рабство», каста особо приближенных к директору, как их называют артисты, не обижала себя выплатами.

К примеру, в 2012 году директор Нина Боброва за год заработала 861,89 тысячи рублей (750 тысяч за вычетом НДФЛ). Ее заместитель Шишинина — 590 тысяч рублей, главный бухгалтер Милюкова — 607 тысяч рублей, а ведущий бухгалтер Митрюшова — 552 тысячи рублей. Для сравнения, один из артистов в этом году получил всего 122 тысячи рублей.

В 2013 году Боброва получила на руки порядка 700 тысяч рублей, ее зам Шишинина — 340 тысяч. За тот же период главбух Милюкова заработала 492 тысячи рублей, ведущий бухгалтер Митрюшова получила 334 тысячи рублей, ведущих бухгалтер Трофимова — 351 тысячу рублей, а ведущий экономист Телоян — 424 тысячи рублей. Для сравнения — ведущий мастер сцены Александр Павлов за год заработал всего 214 тысяч рублей. Аналогичная ситуация с зарплатами наблюдалась до 2016 года, когда вскрылась схема с кредитами.

 

театр

 

В министерство культуры руководство театра подавало совсем другие отчеты. Зарплаты Бобровой и Шишининой сходились с официальными данными, а вот доходы ведущего бухгалтера Трофимовой и ведущего экономиста Телоян, которые показывали минкульту, не имели ничего общего с реальностью. По отчетам, бухгалтер и экономист получали в среднем за месяц по 13,5 тысячи рублей. По трудовому соглашению Трофимова должна была получать 47,4 тысяч рублей, Телоян — 33,7 тысячи рублей. По факту они получили на 6 тысяч рублей меньше, но это все равно в два и в три раза больше, чем отражено в отчетах, которые показывали областным чиновникам. В это же время артист высшей категории Чернядьева получала 12 тысяч рублей, хотя в минкульт отчитывались, что все артисты получают зарплату по 15,3 тысяч рублей, что якобы меньше, чем у бухгалтеров.

Мы попросили нескольких сотрудников театра или их близких рассказать, почему у артистов наблюдалась такая разница в зарплатах. Однако говорить согласились далеко не все. Охотно рассказал о внутренней кухне театра времен руководства Бобровой нынешний художественный руководитель Александр Павлов.

«Там оплачивались „свои“ люди. У нас работники бухгалтерии были „кастой избранных“. Там не только бухгалтерия… Это и замдиректора… То есть люди, приближенные к Бобровой. Они получали совершенно другие деньги. Естественно, никто из труппы и технических цехов об этом не знал, потому что зарплатные ведомости были всегда отдельные. Мы расписывались за свое. Нам всегда говорили, что денег нет», — рассказал Павлов.

Он отметил, что ведущий бухгалтер Митрюшова несколько месяцев исполняла обязанности главного бухгалтера, а потом перешла в кассиры. После понижения ее зарплата, якобы, осталась на прежнем уровне. Как рассказывают в театре, она «привыкла» к такой зарплате и «нехорошо ее понижать».

«Замы ее тоже были приближены. Зам по хозяйству (Шишинина) была вахтером, потом из вахтеров резко перепрыгнула в замы. Но когда пришел у нас новый директор, то она вернулась в вахтеры. Опять сидит на вахте», — сообщил Павлов.

 

Кредитное рабство

Еще одна история — это потребительские кредиты, которые просили взять около двух десятков сотрудников театра. Некоторые из них не расплатились с долгами перед банками до сих пор. Александр Павлов рассказал о схеме, по которой работников «обрабатывали».

«На мне до сих пор висит приличная сумма. Работа проводилась с каждым индивидуально, в кабинете руководства один на один. Со слезами на глазах. С просьбой выручить коллектив и спасти театр, потому что „зарплаты у артистов и так маленькие, а деньги никак не переведут из министерства“. „Людям надо что-то заплатить, потому что на что-то надо жить, поэтому срочно надо выручить“. Говорили, что в течение месяца или следующего по этой статье деньги должны прийти, кредит будет закрыт. „Главное — спасти и выручить коллектив“. И с каждым так индивидуально. Пока они (руководство — авт.) эти кредиты закрывали, я ходил и спрашивал: „Ну когда?“. Они говорили: „Вот-вот“. И это „вот-вот“ длилось годами. Они частично закрывали. Нас из банка не тревожили. Пока не перестали они (руководство — авт.) гасить эти кредиты, мы друг о друге (работники театра, взявшие кредиты — авт.) и не знали. Что нас, оказывается, было больше 20 человек в этих списках», — сообщил худрук.

 

Павлов

© НТВ

 

Павлов рассказал, что однажды случайно увидел список кредитов, в котором было 25-30 человек. «Во время проведения фестиваля театров малых городов у нас очень хорошо закрывались эти кредиты. Боброва рассказывала, что и на ее дочке и на муже кредиты и все во имя театра. Я месяц исполнял обязанности директора. Врио был, потому что Боброва художественным руководителем стала перед фестивалем в 2016 году. Как только фестиваль закончился, работы по ремонту помещений закончились, я ушел с этой должности. К финансам меня, естественно, никто не подпускал, информацией я не владел. Просто однажды я вошел и в кабинете был разговор про оплату этих кредитов. И вот этот список увидел», — сообщил работник театра.

Именно после проведения фестиваля 2016 годов кредиты за работников театра перестали выплачивать. Пенсионерка Людмила Гарина (работала в театре до 2003 года) — мать скончавшейся артистки Татьяны Гариной — рассказала, что кредит за дочь ей удалось погасить только недавно. Она также подтвердила особое положение бухгалтеров.

«В бухгалтерии, особенно у Телоян (ведущий экономист Наталья Телоян — прим. ред.) была зарплата выше, чем у главного художника, у моей дочери и у главного бухгалтера. Дочь — это умершая Татьяна Гарина. Она мне об этом говорила и возмущалась: „Мам, это как так получается?“ Ну, значит, Телоян лучше всех работает», — предположила Людмила Гарина. Она также предположила, что к зарплатам делали некие доплаты, за счет которых и покрывали кредиты.

«Некоторые до сих пор платят по кредитам, которые брали для театра по уговорам Бобровой и Телоян. Боброва очень хороший психолог, она по одному таскала работников в свой кабинет и обрабатывала. Выяснилось, что как минимум 14 человек она обработала. Но там было больше, потому что некоторым она уже покрыла эти кредиты и долги. Но набрать 5 миллионов? Они начали брать кредиты на работников с 2012 года, дочь мою с 2013 года „обработали“, а уж когда в 2016 году начали тормозить оплату, ей начали звонить по телефону из банка. Она говорит: „Мам, я не могу работать. Мне ежеминутно звонят, что я должник“. Звонили с угрозами. Правоохранители выяснили, что речь идет про 14 человек на 5 миллионов. А если копнуть еще глубже, которые молчат…», — рассказала Гарина.

По словам Людмилы Гариной, на основании заявления которой и было возбуждено уголовное дело, от проведения фестиваля театров малых городов в Вольский драмтеатр «деньги не поступали».

 

Гарина

© НТВ

 

«Когда в 2013 году моя Татьяна взяла этот кредит на 500 тысяч и ей стали звонить, я стала к Бобровой ежемесячно к 30-му числу приходить: „Давай — плати“. А потом, в ноябре 2016 года: „Денег нет, уж как-нибудь плати, а вот будет фестиваль — все-все покроем“. Я платила с ноября 2016 года по март 2018 года. Я раньше времени заплатила этот кредит, остатки этого кредита на 246 тысяч. Потом я ей (Нине Бобровой — прим. ред.) предъявила за то, что из своего кармана платила. Заставила написать расписку на эту сумму. Сейчас сужусь. Когда я ей сказала, что заплатила банку последние 62 тысячи, у нее такая радость на лице была. Но я считаю, что она обязана отдать мне эти деньги», — рассказала Гарина.

Редакция также пыталась связаться с Натальей Телоян, которая могла бы пролить свет на зарплатные и кредитные схемы в театре. Однако выяснилось, что она сейчас находится в Москве и в Вольск приезжает только на судебные заседания. Все вызовы на мобильный телефон она сбрасывала.

Нам удалось дозвониться до бывшего директора Нины Бобровой, но она заявила, что лежит в больнице, поэтому никаких интервью дать не в состоянии.

 

Боброва

© НТВ

 

После обысков ФСБ журналистам НТВ удалось взять комментарий у экс-директора. Она заявила, что ей пришлось продать квартиру и машину. Необходимость брать кредиты на работников она объяснила тем, что потратила зарплатные деньги на нужды театра: «С фонда зарплаты деньги были потрачены на поставочные средства. Нечем было платить заработную плату».

 

Суды. Пока по гражданским искам

Между тем в судах продолжаются разбирательства с экс-директором. Истица Людмила Гарина уже выиграла суд первой инстанции. 10 января 2019 года Вольский районный суд в лице судьи Марины Маштаковой полностью удовлетворил гражданский иск к экс-директору.

«Взыскать с Бобровой Н.А. в пользу Гариной Л.П. денежные средства в размере 246 843 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 5668 рублей», — решил суд.

Из материалов дела ясно, что Нина Боброва запуталась во лжи. Похоже, она чувствовала себя вполне вольготно, распоряжаясь средствами. Выяснилось, что взятые умершей дочерью Гариной деньги через кассу театра не проходили.

Вот официальная выдержка из решения суда:

«Денежные средства требовались, чтобы выплачивать заработную плату работникам театра в счет обещанного финансирования от министерства культуры Саратовской области. Так, в результате давления со стороны начальника ее дочь (Татьяна Гарина — прим. ред.) взяла на свое имя кредит в сумме 648 703 рубля 42 копейки (с учетом начисленных процентов), денежные средства по кредиту полностью передала Бобровой Н. А. Неоднократные обращения к ней ее дочери с жалобами на то, что обещанные деньги по взятому кредиту Боброва Н.А. не выплачивает, заставили ее вмешаться в ситуацию. В течение 4-5 месяцев 2016 года по распоряжению Бобровой Н.А. ей передавались деньги из кассы театра, которыми она в указанный период платила деньги в банк. С 1.12.2017 года Боброва Н.А. предложила ей оплачивать помесячно кредит самостоятельно, обещая возвратить уплаченные в банк ею денежные средства. С 1.12.2017 года она помесячно уплачивала кредит по квитанциям своими денежными средствами. С уплаченными квитанциями обращалась к Бобровой Н.А., однако, последняя денежные средства ей не возвращала. За период с 01.12.2017 года по 30.03.2018 года ею было уплачено 246 843 рубля. 1.08.2018 года ее дочь умерла. Боброва Н.А. предложила считать денежные средства, уплаченные ею в счет погашения кредита займом, обещая расплатиться с ней после получения денежных средств из министерства культуры Саратовской области. 1.10.2018 года она была вынуждена обратиться в отдел полиции с заявлением о совершении Бобровой Н.А. мошеннических действий. 2.10.2018 года Боброва Н.А. выдала ей расписку об обязанности возвратить долг в сумме 246 843 рубля частями. Однако свои обязательства ответчик не исполнила».

Решение было обжаловано, но 27 марта Саратовский областной суд поставил точку в деле. Судья Руслана Шостак оставила решение Вольского районного суда без изменения, а жалобу Бобровой — без удовлетворения.

 

театр1

 

Из еще одного гражданского иска налоговой службы к Бобровой выяснилось, что она в бытность директором Вольского драматического театра стала владельцем иномарки.

«Из материалов дела следует, что в МРИ ФНС России № 3 по Саратовской области поступили сведения о том, что Боброва Н.А. с 14.11.2014 года была зарегистрирована как собственник автомобиля Mitsubishi Pajero 2012 года выпуска. Дата утраты права 1.03.2017 года», — говорится в решении суда.

В 2016 году, когда Боброву сняли с поста директора и вскрылась история с «кредитным рабством», она забыла заплатить транспортный налог в 10 000 рублей за свой внедорожник. 14 февраля 2019 года суд удовлетворил иск налоговой. Его Боброва обжаловать не стала.

Проиграла директор и еще два иска: от ПАО «Сбербанк России», ответчиками по которому выступала помимо Бобровой еще и кассир Митрюшова. А также иск от Морозова, ответчиками по которому были Боброва и Телоян. Сбербанк взыскал с директора и кассира 275,7 тысячи рублей, которые они задолжали по кредиту. Причем половина этой суммы является просроченной задолженностью.

Уголовное дело о мошенничестве пока находится в стадии расследования.

P. S. Пока готовился материал, Счетная палата Саратовской области опубликовала отчет о работе за 2018 год. В частности, речь в нем идет о вольском театре.

По данным региональной СП, проведенный анализ отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ГАУК Саратовской области «Драматический театр города Вольска» за 2012–2017 годы выявил нарушения на сумму 1,5 млн рублей.

Нарушения порядка ведения кассовых операций составили 1,4 млн рублей. Имелись факты выдачи заработной платы работникам учреждения на сумму 1,1 млн рублей при отсутствии платежных ведомостей и денежных средств на сумму 0,3 млн рублей без подтверждения их получения личной подписью работников.

Кроме того, работникам театра была произведена выплата на сумму 0,1 млн рублей за фактически неотработанное время, говорится в отчёте.

Источник https://nversia.ru/news/kasta-izbrannyh-obrabotka-v-kabinete-delo-o-moshennichestve-kak-direktor-teatra-5-let-zagonyala-artistov-v-kreditnuyu-kabalu-iz-kotoroy-oni-ne-mogut-vybratsya-do-sih-por/ 

Прочитано 426 раз Последнее изменение Пятница, 01 ноября 2019 15:44

Комментарии   

0 # Вася 04.11.2019 01:20
Исправьте пожалуйста "Пенсионерка Людмила Гарина (работала в театре до 2003 года) — мать скончавшейся артистки Татьяны Гариной". Гарина не артистка а главный художник была...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить