Понедельник, 08 апреля 2019 12:55

Евгений Протасов: полвека на стальных магистралях

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
Евгений Протасов: полвека на стальных магистралях volskweek.ru

В один их февральских дней сорок третьего года слесарь Аткарского паровозного депо Евгений Протасов не вышел на работу. И за самовольную отлучку мог в места отдалённые загреметь. Время-то военное: вечерами в небе вспыхивали прожектора, высвечивавшие фашистские бомбардировщики. Пропавший явился в депо 11 марта, в день рождения. И услышал от мастера: «Что, явился, дезертир?». Евгений стянул промасленную и попалённую огнём телогрейку, и обнажил едва затянувшиеся раны на теле, а потом на ноге. Старик, молча покачал головой, протянул кусок хлеба и бутылку молока, печёную картошку. А потом выслушал «дезертира», которому в тот день исполнилось 15 лет…

Через много лет Евгений Константинович Протасов расскажет о том времени: «В ноябре 1942 года мне и ещё двум парнишкам, обучавшимся на курсах трактористов, секретарь райкома комсомола выдала путёвки «по разнарядке в промышленность». Я выбрал Аткарское паровозное хозяйство. В уборочную занимался ремонтом тракторов. Потому, видимо, и поручили заниматься кранами и клапанами паровозных котлов. Но страстно хотелось пересесть на паровоз. И случай такой представился. Одному из машинистов срочно понадобились в поездку помощник и кочегар, чтобы доехать до базы, где его ждёт родная сменная бригада. Напросился взять меня кочегаром. Не оповестив никого, я сбежал с рабочего места. И через два часа мы уже были в пути. Поехали в Саратов, потом в Ершов. Очень страшно было ехать по мосту через Волгу. В Ершове нас не сменили. Мы в том же составе поехали в Красный Кут. Там тоже не оказалось сменной бригады. Голодные, уставшие, без сна, без еды едем дальше. Но вдруг вокруг загрохотало, всё заскрежетало, загремело, паровоз стал клониться набок. Я пришёл в себя от страшной боли в левой стороне живота, левой руке, спине и правой ноге. Голова раскалывалась от боли, звона, шума. Вновь пришёл в себя уже в саратовском госпитале. Попросил дать пить. Пожилая санитарка принесла чайник с водой и сказала: «Теперь будешь жить и пойдёшь на поправку». Лишь в госпитале я узнал, что наш паровоз бомбил и обстрелял фашистский самолёт.


При выписке выдали справку о том, что я «с ожогами и рваными ранами спины, правой ноги прошёл курс лечения, выписан в удовлетворительном состоянии, и выполнять тяжёлую работу не могу». Зная, что с таким заключением меня из депо «попрут», порвал справку и выкинул. И потом горько жалел. Но всё обошлось».

С 10 мая 1943 года Протасов официально стал железнодорожником. Работал в бригаде слесарей, производивших ремонт и промывку паровых котлов и насосов. По необходимости подменял машинистов на выходные дни или период болезни. За ним закрепили водокачки на станциях и платформах Лысые горы, Дурасовка, Жирновка, Вихляйка, Бурасы. В конце сорок пятого упросил перевести стрелочником на станцию Вихляйка, где жила семья. Мать Евгения, Анна Николаевна, умерла вскоре после родов вместе с ребёнком. И отец, Константин Васильевич, женился во второй раз. Евгению тогда едва минуло 3 года. Со временем у Протасовых родились ещё шестеро детей. 

В марте 1946 года Протасова направили в Саратовскую дорожно-транспортную школу: «Из нас растили командиров смен для станций Астрахани, Ершова, Саратова-2, Аткарска, Петровска, Базарного Карабулака, Сенной, Вольска». Учёба здорово потом поможет Евгению во время службы в армии. В сентябре 1948 года Евгения Протасова призвали на военную службу. У могущественного ведомства были свои войска, входившие состав Тыла Вооружённых Сил. И Протасов попал в эксплуатационную роту механизированных, путевых, мостовых батальонов железнодорожных войск. На станции Губаха в Пермском крае она размещалась в палаточном городке. Своими силами сооружали землянки, вгрызаясь в замёрзший грунт. Заготовляли лес на их строительство. А ещё разгружали вагоны с взрывчаткой для подрыва Косьвенской полки, по которой впоследствии проложили железнодорожный путь. 

В июне 1950 года снова в эшелон, в Улан–Уде. На обслуживание участка пути от Харанора до Приаргунска. Евгения, уже сержанта, назначили начальником станции Арамогойтуй. Предстояло в течение месяца отремонтировать стоящие в запасе разукомплектованные паровозы и привести их в рабочее состояние. Первый состав с рудой из Приаргунска прибыл к месту назначения на 10-12 дней раньше срока, установленного командованием. Конечно, не только строили и ремонтировали технику, организовывали движение составов, но и занимались спортом, ходили на лыжах, научились стрелять из личного оружия. Домой они уезжали подготовленными к самостоятельной работе.

Протасова назначили сменным помощником начальника станции Сенная. Фигура значимая на железнодорожном транспорте. Даже начальник станции и вышестоящие лица, могли отдавать распоряжения только через дежурного по станции. 22 декабря 1952 года в Трудовой книжке Протасова появилась новая запись: «Назначен начальником станции Сенная». Тогда в посёлке было 6 путей, деревянные здания депо и вокзала, 3 барака на 6 квартир, 12 жилых землянок, 2 водокачки. Тяжелейшая обстановка с кадрами. Евгений Константинович составил целую программу развития станции. И отправился в Москву, решив обязательно попасть на приём к министру путей сообщения Бещеву. Но Борис Павлович принять его не смог, поручив разобраться своему первому заместителю Николаю Алексеевичу Гундобину. Тот всегда поддерживал любые начинания, связанные с механизацией и автоматизацией производственных процессов. Его волевым решением строительно–монтажный поезд – 822 (СМП) с Северной железной дороги передислоцировали на Сенную. Поручили возвести объекты первой очереди: трёх приёмоотправочных путей, двух путей и склада грузового двора. А также пути для базы СМП, первой очереди паровозного депо, пункта экипировки паровозов. И ещё новую насосную станцию, и котельную, шесть 8-квартирных и четыре 12-квартирных домов. Выделили средства на строительство больницы, детского сада–ясель и клуба. Прорабский пункт Дорстроя Рязано–Уральской железной дороги приступил к строительству вокзала, бани, школы №47, водопровода. И четырёх 12-квартирных домов. Работали в две смены. Началось активное строительство домов частного сектора.


Только тогда Протасов понял, какую ношу взвалил на себя. Ведь никто не освобождал его от своих прямых обязанностей начальника станции. И все вопросы индивидуального строительства, благоустройства, быта жителей, озеленения решались через Евгения Константиновича. При постройке жилья учитывалась так называемая «красная линия» размещения дома, надворных построек, ширина улиц. Обязательной для застройщиков была посадка не менее 10 деревьев. Протасов прекрасно понимал, что во всех делах нужно опираться на инициативных, грамотных, честных и преданных делу людей. И ему удавалось находить таких людей. 

А посёлок железнодорожников рос семимильными шагами. Программа «максимум» успешно выполнялась. И станция Сенная прочно вошла в число лучших по всей Приволжской железной дороге, образованной в 1953 году. Свидетельство тому победы в различных соревнованиях и конкурсах, призовые места. Увеличивался и объём перевозок через станцию Сенная и в сам посёлок. Стало больше пассажирских поездов. И строительство нового здания вокзала оказалось, как нельзя кстати. 

После переезда Евгения Константиновича в Вольск станция Сенная сравнительно долгое время сильно не развивалась. Новый этап в её развитии и расширении пришёлся на коней века 20-го и начало века 21-го. При электрификации линии Саратов - Сенная в 1990-91 году локомотивное депо получило партию новых электровозов ВЛ80С. Однако дальнейшая электрификация, планировавшаяся по направлению на Вольск - Пугачёвск - Новоперелюбская - Красногвардеец - Оренбург, в связи с общим кризисом страны после развала СССР, не состоялась. В 2002 году начались работы по проектированию электрификации на переменном токе линии Сенная - Сызрань. В 2008 году была завершена реконструкция участка дороги Сенная - Сызрань. В ходе реконструкции был построен сплошной второй путь и выполнена электрификация участка. Именно об этом в середине 60-х годов мечтал начальник станции Сенная Евгений Константинович Протасов.

В Вольск Протасов приехал в мае 1962 года на должность старшего помощника станции Вольск. Это, отнюдь, не понижение. Особых перспектив развития у станции Сенная на тот момент уже не было. А в городе цементников как раз начиналась первая реконструкция железнодорожного узла. Через 5 лет Протасов становится начальником станции. Сдаются в эксплуатацию станции Вольск-2, Цементная (ныне – Клёны) и перегоны. А в 1971 году – участок линии Цементная – Плотина Саратовской ГЭС протяжённостью 21,1км. Все станции Вольского узла объединили под одним управлением и названы «Вольск-Объединённый».

Город получил окружную дорогу со станциями Вольск-2 – Цементная – Большевик – Малыковка – Вольск-2. В центре этого кольца оказалась станция Привольская. У городских предприятий появилось два самостоятельных выхода на станцию Цементная (Клёны) и через Малыковку – на станцию Вольск-2. На новых станциях Вольск-2 и Клёны ввели в эксплуатацию 6 приёмо-отправочных путей. На станции Привольская построили механизированный грузовой двор для выгрузки тарных грузов с открытого подвижного состава. А также склад для выгрузки и хранения продовольственных грузов, эстакада для выгрузки угля, организован централизованный завоз и вывоз грузов и контейнеров автотранспортом отделения дороги.

Реконструкция позволила в два раза увеличить отгрузку цемента со станции. Кольцевое соединение станции увеличило маневренность. Диспетчерское руководство дало возможность управлять распределением маневровых и вывозных локомотивов. С внедрением в полном объёме нового технологического процесса на станции начали улучшаться объёмные и качественные показатели.
Продолжали наращивать мощности цементные заводы. Параллельно со строительством новых технологических линий на цементных заводах, а также заводов АЦИ, ВЗСИ, «Металлист», ЖБК-4, механического развивалось железнодорожное хозяйство станций и подъездных путей». Для предприятий Вольска прибывало более 1,5 млн. тонн различных грузов. Вагонов не хватало. И каждый лишний час их разгрузки дорого обходился и железнодорожникам и предприятиям. Протасов поставил перед коллективом задачу максимально использовать резервы для сокращения простоев. И это им удалось. Опыт вольских железнодорожников и работников подъездных путей предприятий в 1974 году подробно описали в брошюре «Почин, которому жить и развиваться». Важным шагом в сокращении простоя вагонов не только на станции Вольск-Объединённый, но и на станции Сенная явилась разработка и внедрение технологии суточного календарного планирования погрузки всех заводов и предприятий Вольска по направлениям.

За достигнутые успехи в обеспечении безопасности вольские железнодорожники в 1974 году награждались Почётными грамотами Министерства путей сообщения и ЦК Профсоюза железнодорожного транспорта. Коллектив неоднократно завоёвывал переходящие Красные знамёна Приволжской железной дороги и Саратовского отделения дороги. Благоустраивался, налаживался и быт железнодорожников. 
С 1980 по 1984 годы провели последнюю реконструкцию Вольского узла. Она проходила по титулу строительства вторых путей Сенная – Вольск-2 – Балаково – Пугачёвск. На станции Вольск-2 дополнительно построили один вытяжной и четыре приёмо-отправочных пути. На станциях Вольск-2 и Клёны ручные стрелки переведены на электрическую централизацию. Станция Вольск-2 была соединена со станцией Сенная новой двухпутной линией через станцию Новые Шиханы. 
В Вольске семье Протасовых предоставили помещение в старом бараке на берегу Волги рядом со зданием вокзала. Со временем всё образовалось, но для этого пришлось доказывать в верхних эшелонах власти, что нужно строить комфортабельное жильё для железнодорожников, школы, магазины. И во многом это удалось, как и в Сенной. Конечно, не сам Евгений Константинович с лопатой рыл котлованы, стоял с мастерком, выкладывая стены. Нет! Но всё это появилось во времена, когда он руководил коллективом, и отвечал не только за производственные показатели огромной и важной станции, но и за социальный климат в коллективе. К Протасову жители Привольска и особенно железнодорожники приходили всегда и в любое время. Касалось ли это помощи в организации неожиданных похорон и просьбе приобрести «дефицит» на свадьбы детей. Протасов не был волшебником. Но стремился помогать всем и всегда. 
«Постоянными и желанными гостями в нашей семье, - рассказывала Наталья Евгеньевна Протасова, - были прибывавшие на станцию для работы молодые специалисты: Роберт Авакян (Тбилисский институт железнодорожного транспорта), Вика и Николай Пузиковы, Валентина и Александр Никишины (Ростовский институт железнодорожного транспорта). Папа изыскивал возможности их размещения в пригодном для жизни жилье. А мама снабжала необходимыми предметами домашнего обихода: от постельного белья до посуды, тазиков, утюгов. И это притом, что семья начальника станции жила в квартире, где из удобств было только электричество!» 

В народе издавна говорят: «Если жена плохая, семья хорошей не бывает». И здесь самое время рассказать о супруге Евгения Константиновича, Галине Петровне. Семья Кузиных жила в Самаре. Старшая, Галина, училась хорошо, занималась в танцевально-хореографическом кружке. Мечтала стать балериной, такой, как Галина Уланова. Но началась война. Отец по повестке военкомата ушёл в армию. Долгое время от него не было никаких известий. Дети ослабли. Не справившись с серьёзным заболеванием лёгких, умерла Валентина. В 1944 году вернулся с войны контуженый отец. У него были нарушены речь и слух. Работать он не мог. Галя, чтобы как-то помочь родителям, устроилась в мастерскую по пошиву ватников. Её небольшие заработки стали семье значительным подспорьем. Мечту о сцене пришлось навсегда забыть. Галина оканчивает Куйбышевский финансовый техникум. И в 1950 году по направлению приезжает в далёкий и неизвестный город Вольск, в районный финансовый отдел. По работе приходилось ездить в Широкий Буерак, Девичьи горки, Сенную, где и познакомилась с железнодорожником Евгением Протасовым. Они часто виделись в горисполкоме, где находился райфинотдел. Бывало Галина, увидев Евгения в окно, специально выбегала к лестнице, чтобы «случайно» столкнуться с ним, поздороваться, поговорить. Он радовался каждой такой встрече. И к осени 1953 года решение расписаться созрело окончательно. Так и сделали. Но переехать к мужу Галина смогла только через несколько месяцев, когда решился вопрос с жильём и работой в Сенной. В октябре 1954 года родилась дочь Наташа, а через три года на свет появился сын Николай. 
После рождения детей Галина работала стрелочницей, потом перешла в контору таксировщиков. Два года работала заведующей поселковой библиотеки. В мае 1962 года Евгения переводят в Вольск на новое место работы. Большой переезд в город состоялся через год. Галина стала работать в финансовом отделе горисполкома. Сначала ревизором, затем старшим ревизором. И в 1985 году успешно завершила работу выходом на заслуженный отдых. Все годы она, когда-то мечтавшая стать лёгкой, воздушной балериной, стоически выдерживала тяжкий груз трудностей быта. Проявляя заботу о муже и детях, поддерживала, сопереживала. Выхаживала мужа в больнице после сложнейшей операции. Она радушно принимала многочисленных родственников мужа. Все вновь прибывшие молодые специалисты–инженеры первое время ночевали и столовались в семье Протасовых. «Когда папа находил им жильё, - вспоминает Наталья Евгеньевна, - мама от души бескорыстно делилась постельным бельём, тёплыми одеялами, кастрюльками, тарелками, утюгами, стиральным порошком и мылом. Ведь в магазинах тогда эти вещи и предметы являлись дефицитом. Для посторонних людей мама была женой начальника. Но никто даже не догадывался, чего это ей стоило. Не всякая женщина смирится с тем, что муж суткам пропадает на работе, и по этой причине не решает домашние хозяйственные проблемы. Их личная жизнь не всегда была безоблачной. Но внутренняя мудрость, оптимизм, терпение скрепляли семью и служили примером нам, их детям».

Работа на износ во время Великой Отечественной войны и коренная реконструкция станций и железнодорожных путей в Вольском районе не могли не сказаться на здоровье Протасова. Как утверждают ветераны-железнодорожники, Евгений Константинович не жалел себя на работе. Время было суровое, дисциплина на железной дороге – железная и жесточайшая. Не хватало снегоочистительной техники. Естественно, Протасов, образно говоря, всегда был на переднем рубеже. Наталья, дочь Евгения Константиновича, рассказала: «Маленький осколок от снаряда отец носил всю жизнь рядом с сердцем. С того момента, когда получил ранение с ожогами. Врачи не рискнули оперировать ни тогда, в Саратове, ни много позднее. А тут ещё два микроинфаркта один за другим. На станции тогда дела шли плохо. Зима снежная, заносы. Нарушен график движения. Переживал. На снегоборьбе всегда присутствовал лично. Порой, чистили пути всю ночь, иногда по двое-трое суток. В зависимости от погоды. Не ел. Не спал. Постоянный холод. В итоге простыл, да так, что удалили левое лёгкое. Мы с мамой и братом ездили его повидать перед операцией. Врачи ему и нам сказали, что если во время операции осколок сдвинется, то сердце сразу остановится. Он с нами попрощался тогда. Мы готовы были к худшему. Но оперировал военный хирург с огромным фронтовым опытом. Позднее узнали, что это папины друзья уговорили того хирурга. После операции мама на радостях на последние деньги «накрыла поляну» в кабинете главного врача. В отпуск отец никогда не ходил. Боялся оставить станцию. По необходимости брал два-три дня, да ещё на охоту иногда вырывался: она была для него делом святым!»

В 1985 году Протасов получил инвалидность и посчитал необходимым дать дорогу молодым и более образованным специалистам. Начальником станции Вольск - Объединённый стал Александр Михайлович Богомазов. 

Когда Евгения Николаевич немного поправил здоровье, вернулся на станцию: не мыслил себя без работы. Сначала старшим приёмосдатчиком грузов, а затем и заместителем начальника станции по грузовой и коммерческой работе. До 2001 года Евгений Константинович был своеобразной палочкой–выручалочкой. При необходимости заменял любого специалиста на станции. Но 20 июля твёрдо сказал: «Всё! Пора и честь знать». В том году ему исполнилось 73 года. Считай, 58 лет на железной дороге… 

Евгений Константинович гордился своими наградами. 4 мая 1971 года Указом Президиума Верховного Совета СССР его наградили орденом Трудового Красного Знамени, годом раньше -= медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина». В 1997 году присвоили звание «Почётный железнодорожник Приволжской железной дороги». Со временем многое забывается. Немногие уже и помнят об этом незаурядном человеке, так много сделавшим и для посёлка Сенной, и для микрорайона железнодорожников на Привольске. Поэтому мы и рассказали вам о Евгении Константиновиче Протасове. Право, он заслужил нашу память…

Источник http://www.volskweek.ru/index.php?mode=articles&id=618 

Прочитано 139 раз Последнее изменение Понедельник, 08 апреля 2019 12:58

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить