Четверг, 09 мая 2019 07:49

В списках не значился…

Никогда не уйдёт из человеческой памяти историческая трагедия Великой Отечественной войны: десятки тысяч разрушенных городов и сёл, миллионы погибших… Погибших на полях сражений, павших от рук захватчиков на оккупированных территориях, умерших от голода… Без преувеличения, в каждой семье было кого оплакивать, есть кого вспоминать. А сколько семей долгие годы мучались ожиданиями, получив страшное, но всё-таки оставлявшее капельку надежды извещение «пропал без вести».

 О судьбе своего деда Василия Федоровича, ушедшего на войну в июле 1941 года, в семье Дерябиных практически ничего не знали 70 лет, до нынешнего мая. Единственное извещение, пришедшее в войну на имя его жены Олимпиады Прокофьевны, сообщало, что красноармеец Дерябин пропал без вести 19 мая 1942 года.

- Наша семья была репрессирована в 37-ом году, - рассказывает Владимир Дерябин, - В ту "мясорубку" попали практически все - прадед с прабабкой, их два сына с женами и детьми. Дед спасся случайно. В тот день, когда пришли забирать Дерябиных, он вместе с женой и детьми гостил у своего тестя - рыбака из Рыбного. Вечером, когда они уже собирались домой в Терсу, оттуда прибежал мальчишка, который и сообщил об аресте. тесть на лодке переправил деда вместе с семьей в Заволжье, где их приютили у себя крестьяне, которые хорошо знали Дерябиных. В 41-м, сразу же после начала войны, дед с семьей вернулся в Рыбной. И тут же отправился в военкомат. А 7 июля его с командой уже отправили в армию. До зимы 42-го года от него еще приходили весточки, а потом, как отрезало. И только, после того, как бабушка обратилась в военкомат, 4  января 1944 года пришло извещение, что ее муж пропал без вести. Мы не оставляли поисков, но на все наши обращения приходил один и то же ответ: "в списках живых и погибших не значится".

Этой весной я побывал в Германии. В Трептов парке возложил цветы, к памятнику погибшим советским воинам. В этом священном месте сердце вновь кольнула мысль о судьбе деда. Отыскать его помог Интернет. По возвращению я на удачу зашел на один из новых сайтов, посвященных Великой Отечественной войне, набрал в поисковом окне данные Василия Федоровича Дерябина и с замиранием сердца ждал несколько минут, пока на мониторе не появилась информация о "без вести пропавшем" из села Терса Вольского района Саратовской области. Вот оно! Оказывается, фашисты захватили его в плен в Крыму 19 мая 1942 года. Дед содержался в концентрационном лагере, или, как такие "учреждения" называли фрицы, "Шталаге XI-А". Лагерный номер 126465. Захоронен в Кледен-Остербурге (кладбище русских), могила № 843. Погиб 20 августа 1943 года.

А еще на интернетовском сайте была выложена фотография учетной карточки из того самого "Шталага XI-А", где с немецкой скрупулезностью в различных графах перечислялись сведения о заключенном. В том числе и причина смерти. Как перевела эту запись бывший учитель немецкого языка Клавдия Федоровна Дубовова – он был расстрелян за побег. Здесь же на карточке была прикреплена и фотография. Вот это, пожалуй, и все, что осталось от моего предка.

Теперь у меня мечта побывать на его могиле. И, если она сохранилась и будет возможность, то перевести прах деда на Родину, в Терсу и похоронить его рядом с женой, которая ждала его до самой смерти.

Крым

Мы, конечно, не можем, проследить досконально фронтовую судьбу Василя Федоровича Дерябина. Но немецкая дотошность позволяет ее дополнить. Так в графе место службы значится - 77-ая горнострелковая дивизия. Вот, что сообщает о ней советская энциклопедия. Зимой 1941-1942 года 77-я дивизия в составе 51-й армии участвовала в Керченско-Феодосийской десантной операции. Той самой, которая закончилась страшной трагедией. 29 декабря 1941 года 105-й стрелковый полк дивизии высадился на Керчинском п-ове и продвинулся в район Акмоная. В ночь на 30 декабря 105-й стрелковый полк участвует в освобождении Керчи, а на утро следующего дня Феодосия. К 8 января 1942 года 105-й стрелковый полк освободил от немцев крупный узловой пункт Владиславовка. Отсюда полк был направлен в район Геническа для прикрытия правого фланга 51-й армии. К февралю все части дивизии уже были переброшены на Керчинский п-ов. В феврале 1942 года дивизия мощным ударом разгромила 18-ю пехотную дивизию Вермахта и освободила от врага селения Жантора, Тулумчаг и Киет. Дивизия успешно отражала контратаки вновь сформированной 22-й танковой дивизии Вермахта. В боях с 77-й дивизией немцы потеряли 27 танков. В марте 1942 года 77-я дивизия выполняла задачу по прикрытию отхода советских войск на Таманский полуостров, сдерживая натиск численно превосходящего противника. Оказавшийся в ходе выполнения боевой задачи в окружении, 105-й стрелковый полк дивизии, прорвал кольцо окружения в районе Огузтепе, уничтожив 12 танков и более 300 солдат и офицеров противника. 77-я стрелковая дивизия в числе последних соединений Красной Армии покинула землю Крыма. Но не вся.

18 - 19 мая в руках обороняющихся оставалась небольшая территория на берегу пролива около Еникале, Капканы. Из сохранившегося "Плана обеспечения переправы войск в Еникале", подписанного командованием 51-й армии, видно, что вся эта территория была разделена на секторы, за оборону которых отвечали полковники Волков В. В., Зубков М. К., Людвигов Н. И., подполковник Татарчевский П. М. В их распоряжении находились сводные отряды из остатков 77-й горнострелковой, 302-й, 404-й стрелковых дивизий, 95-го пограничного полка.{116} О напряженности боев на этом плацдарме свидетельствует донесение заместителя начальника политического отдела 51-й армии полкового комиссара Жигунова в политуправление Северо-Кавказского фронта. В документе описывается один день 18 мая в секторе № 2, где бои вела группа 77-й горно-стрелковой дивизии, в которой служил рядовой Дерябин. "Части дивизии прочно удерживают свои рубежи. Созданы заградительные отряды. Утром танковая атака противника. Подразделения левого фланга получили приказ перейти в контратаку. Зенитчики открыли стрельбу по танкам. Два танка подбиты, один сгорел, три повернули обратно. Дивизия заняла две высотки и значительно улучшила свои позиции. Организовано два отряда». 19 мая, когда был пленен Василий Дерябин, плацдарм в Еникале обороняло всего 3500 воинов, вооруженных стрелковым оружием и гранатами. Артиллерии у них уже не было. Правда, с противоположной стороны пролива обороняющихся поддерживала береговая артиллерия. В полдень по приказанию начальника политуправления фронта Льва Мехлиса. к пристани Еникале были направлены два рейдовых тральщика, один железный катер и один понтон. При подходе к пристани железный катер и понтон погибли от минометного огня. Тральщики же благополучно подошли к пристани, которая удачно закрывалась от врага кирпичным зданием. Это обстоятельство дало возможность Мехлису, командованию 51-й армий и некоторым другим командирам и политработникам совершить посадку на суда. Перед отходом была поставлена дымовая завеса, для чего была подожжена резина. Это были последние корабли, которые были направлены к Еникале. Все оставшиеся героические защитники этой бывшей турецкой крепости и в том числе Василий Дерябин, были фактически брошены на произвол судьбы. Так наш земляк оказался в плену.

Плен

В сентябре 1939 года на военном полигоне, у населенного пункта Альтенграбов, был открыт лагерь для военнопленных Шталаг XI А, куда и был этапирован Василий  Приютом для военнопленных в основном служили конюшни кайзеровсих времен. Вот, как описывается прибытие советских военнопленных в документальной повести "Концентрационный лагерь", посвященной заключенным именно этого "Шталага XI-А".

"Пленные разных национальностей из окон наблюдали за прибытием советских. Кто-то крикнул: "Идут!" И вот из-за почтового барака показалось начало колонны еле передвигающих ноги, грязных и оборванных, без обуви и головных уборов, в нижних рубашках, измученных и голодных солдат и офицеров, помогающих друг другу держаться на ногах. То здесь, то там была слышна стрельба по колонне...

 ... Движение колонны выражало столько гнева и ненависти, таившихся в глазах узников, что казалось, будто сама земля  изливает сквозь них презрение к фашистам. Колонну замыкала большая платформа, заваленная трупами. Ее тянули еле живые пленные. Транспорт с советскими людьми был в дороге семь дней без еды и питья.

 Направляемым в Гросс Любарс ничем нельзя было помочь. Из советских пленных русских обозначали буквой "Р", украинцев - "У", белоруссов - "Б", чтобы легче было отличать от других. Персонал у новоприбывших был свой. Один из немецких охранников - фельдфебель Пёршке - на совести имел больше всех убитых советских пленных, хотя не имел к ним никакого отношения. Обычно он стрелял из автомата без причины - смерть пленных приносила ему удовольствие...

... Пленные назначались на такие работы, что после трех недель возвращались оттуда уже нетрудоспособными. Больных направляли в лазареты "А"  и "Г.Л.". В советском лазарете работал польский врач Леонидос Романовский. Он помогал, чем мог, владея русским языком. Но ни лекарств, ни хирургических инструментов не хватало. Питание было очень скудным.

Вскоре загорелся сарай № 16 как бы от чьей-то неосторожности. Марок на ремонт не выделяли. А зачем? Русские же привыкли к 60-градусному морозу! Значит, 10-20 градусный холод никому из них не повредит, решил майор Нойе, приказав из колючей проволоки соорудить стены метровой высоты. Крышу сделали из нее же. Для "пробы" привезли первую партию голодных советских, подозреваемых в пожаре. Одеял никому не дали. Сильный ночной мороз после 24 часов увел 8, а на следующий день - 24 человека. После трех дней из 36 никто не выжил. Этот сарай наименовали "фабрикой смерти"...

В таких условиях Василий Дерябин смог продержаться в течение года. Он не сломаться. 20 августа 43-го, Дерябин ушел в побег, был пойман и в тот же день расстрелян. Немцы не прощали беглецов.

Мы рассказали только об одном вольчанине  "сгинувшим заживо". О сотнях, а может даже, тысячах наших земляков до сих пор мало информации или ее нет совсем. Но  мы верим, что с каждым днем "белых пятен" в истории нашего района станет значительно меньше.

Сергей АДАМОВ

 

Прочитано 234 раз Последнее изменение Четверг, 09 мая 2019 08:15

Комментарии   

+1 # Витя 09.05.2019 10:32
Читал с замиранием духа.
Светлая память всем павшим на войне.
Спасибо за победу, всем мирного неба над головой!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить