Четверг, 12 сентября 2019 14:55

В отношении бывшего директора Вольского театра возбуждены уголовные дела

В отношении бывшего директора Вольского театра возбуждены уголовные дела http://www.vzsar.ru/

В Саратовской области органами полиции возбуждено три уголовных дела в отношении бывшего директора Вольского драматического театра Нины Бобровой.

 

Об этом ИА "Взгляд-инфо" сообщил источник в правоохранительных органах.

По данным собеседника, госпожа Боброва заподозрена в присвоении и растрате бюджетных средств, ей инкриминируется три эпизода преступления.

"Уголовные дела возбуждены 2 сентября. В процессе изучения материалов и формирования доказательной базы следователи столкнулись с трудностью: региональное министерство культуры пока не признало факт нанесения ущерба бюджету", - добавил источник.

Вольский драмтеатр несколько лет находится в центре внимания силовых структур.

Широкий резонанс имела история 2012 года, когда сотрудники театра ради "спасения учреждения" по указанию своего руководства брали кредиты и отдавали денежные средства директору.     

Поскольку кредиты заемщики не возвращали, банк обратился в суд, что стало причиной ареста недвижимости актеров и технического персонала театра и обязанности отдавать половину заработной платы в счет погашения долга.

В январе 2019 года федеральный телеканал "НТВ" показал сюжет об обысках в драмтеатре; бойцы ФСБ проводили мероприятия прямо во время спектакля.  

О ситуации проинформирована министр культуры Татьяна Гаранина (в прошлом - замглавы администрации Вольского района по социальной сфере).

Комментируя ранее информацию об оперативных мероприятиях, глава ведомства подчеркивала, что Нина Боброва "продала квартиру и машину", чтобы частично погасить долги перед банком.

Официальной информации о возбуждении уголовных дел о присвоении и растрате пока нет.

По данным редакции, пресс-служба ГУ МВД готовит релиз на эту тему.  

Материал подготовил Андрей Триадский

 Источник http://www.vzsar.ru/news/2019/09/12/v-otnoshenii-byvshego-direktora-teatra-vozbyjdeny-ygolovnye-dela.html 

Суть истории с Бобровой изложена ниже:

Как Гаранина не спасла театралов от кредитов директрисы Бобровой

 
Как Гаранина не спасла театралов от кредитов директрисы Бобровой
 

Даже спустя полтора года после вмешательства министра культуры Саратовской области Татьяны Гараниной в «театральную кредитную историю» выплачено не всё, долги остаются, а бывший директор театра Заслуженный работник культуры РФ Боброва в ажуре, работает художественным руководителем. Однако несколько работников театра до сих пор остаются в долгах перед банкирами, хотя брали кредиты по наущению руководства театра, а затем отдавали деньги Нине Алексеевне: «чтобы как-то продлить нам жизнь»!

Прочитав информацию о Саратовском театре оперы и балета, где на директора заведено уголовное дело, «Вольские новости» обратились к «случаю» в нашей Мельпомене, который никак не разрешится до сих пор, хотя апофеоз произошел еще в феврале 2017 года, а одним из главных героев действа стала ныне действующий министр культуры Саратовской области Т.А. Гаранина. Вот слова привлекшие внимание сказанные в Вольском драматическом театре министром: «Даже эти 5 миллионов, вы должны понимать, для вашего учреждения, это катастрофические долги. Если бы это было в ТЮЗе или театре оперы и балета, это еще куда не шло, там народу только по 300 человек работает, там всё понятно. Там можно по 500 тысяч к концу года сэкономить. А для вас это ЧП» - выдала на встрече с коллективом театра Татьяна Анатольевна (видеозапись имеется).

Так в чем дело и что это за миллионы, чтобы понять, о чем речь пришлось прослушать и просмотреть всю запись, из которой следует, что руководство театра в течение 4 лет уговорами принуждало своих работников брать кредиты, а полученные в банке средства отдавать в руки директору театра Бобровой или напрямую в бухгалтерию кассиру Митрюшовой. Из других источников выяснилась схема: директор Вольского театра уговаривала своих подчиненных оформить кредиты на свое имя (Иванов-Петров-Сидоров), мол, срочно деньги нужны театру на существование, чтобы выплатить долги в пенсионный фонд, произвести другие налоговые отчисления, а когда будут перечисления из бюджета области, то она - Боброва всё вернет, до копеечки. Работника Мельпомены зомбировали до такой степени, что он начинал чувствовать себя Богом спасающим человечество и под таким впечатлением, словно Христос шел в РОСБАНК к определенному человеку. Этим «человеком» - работником банка была родная дочь Митрюшовой Маргариты Изосимовны, кассира театральной бухгалтерии. Театрал подписывал договор, получал десятки тысяч, а то и сотни тысяч рублей, возвращался в театр и отдавал всю сумму Бобровой. Ходоку обещали выдавать каждый месяц в бухгалтерии театра сумму платежа по принесённой им распечатке платежей по кредиту, и «Христос-должник» уже был обязан (!) ходить в банк и производить от своего имени выплаты. Случалось, что некоторые попавшиеся на уговоры, взбрыкивали, и отказывались это делать - ходить в банк, относить не свои долги. Тогда эту функцию брала на себя кассир Митрюшова, и по-родственному относила дочери деньги по кредитным платежам. Так было даже легче, ведь все договора, все распечатки со сроками выплат, а это десятки кредитных историй, ведь продолжалось это 5 лет (2011-2015 годы), хранились в бухгалтерии театра именно у Митрюшовой. Боброва исполняла функцию по убеждению, её дело было обработать своих подчиненных, счет «согласившихся» шел на десятки. Через жернова кредитных долгов оформленных в РОСБАНКЕ, прошли почти все работающие в театре пенсионеры в тот 5-летний период, от вахтеров до заместителей директора. Никого не обошла вниманием Заслуженный работник культуры Нина Алексеевна Боброва, никого! Всех старалась посадить на кредитную иглу. А куда людям было деваться, не согласись бы, их могли просто по-тихому уволить.

Немного предыстории

Так, вернемся к Гараниной. Причем здесь она? Возможно, она не причем. В то время министром культуры Саратовской области трудилась Светлана Краснощёкова, выходит, эта-то должна была знать о «проделках» своей подчиненной директрисы Вольского театра Нины Бобровой, или ничего не ведала? А если знала, то почему никаких мер не принимала? Они что все одним миром мазаны, вместе всё проворачивали? Почему в мае 2016 года Боброву сместили с должности, а кредитная история продолжила свое существование? И только в феврале 2017 года привлекла внимание Гараниной, как министра культуры региона? А дальше, снова тишина…

Тут надо сделать отступление:

В мае 2016 года, а именно 3 числа, Боброву на месте директора театра, прямо за месяц перед «Фестивалем театров малых городов России в Вольске» сменили на ведущего актера театра Александра Павлова. Именно 3 мая 2016 года в театре приступили к грандиозному ремонту, инициатором благотворительного проекта выступил Вячеслав Викторович Володин, на его средства и произвели ремонт. Уж не знаем, знал ли кто о проделках Бобровой, но именно с января 2016 года она перестала платить по кредитам, возможно в преддверии проведения Фестиваля ей перекрыли «кислород», и как итог на время встречи высоких гостей решили подальше убрать эту личность в сторонку, доверив встречу московских гостей респектабельному актеру-мужчине. Павлов с задачей справился блестяще, кстати, у него в это время наложили арест на пенсию (Александр Александрович одним из первых попался на удочку Бобровой, так как всегда считал себя патриотом театра), и он, можно сказать, работал бесплатно, ведь финансами продолжала управлять Боброва, хотя ей определили должность художественного руководителя. Проработал Александр Павлов до января 2017 года. За это время Гаранина стала министром, ведь находясь в должности зама главы администрации по социальным вопросам, якобы именно она провела «Фестиваль театров малых городов России в Вольске» на высочайшем уровне, за это и была назначена летом 2016 года министром культуры Саратовской области.

А теперь представим, что в мае 2016 года театралы идут в полицию или прокуратуру, так как им Боброва не дает уже 4 месяца денег на выплату кредитов, которые они набрали по её уговорам, сдавая полученные в банке деньги в бухгалтерию Митрюшовой или Бобровой на руки. И суммы немаленькие, примерно к 6 миллионам, как подсчитали обманутые работники театра, в то время зависло между бухгалтерией театра и РОСБАНКом. Должников уговорили, увещевали, что вот пройдет Фестиваль и она, Боброва, отдаст все долги, а вышло всё наоборот. Назначили Павлова, а тот и растерялся, не платить же ему самому себе по кредиту. Александр Александрович, как порядочный человек, после Фестиваля написал заявление об уходе. Другое дело, его продержали до января 2017 года, пока подобрали кандидатуру нового директора, в котором должны были быть уверены, и который не станет тащить из бюджета десятками, а то сотнями тысяч рублей в месяц. Такая честная личность нашлась в управлении культуры - Ольга Родионова. Именно она стала директором театра с января 2017 года. И первым делом перекрыла Бобровой все возможности для прикарманивания театральных финансов. Именно директор Родионова в феврале 2017 года стала инициатором встречи министра культуры Саратовской области Гараниной с коллективом работников вовлеченных в долги. Когда Ольга Владимировна поняла масштабы «воровства», или будем выражаться правильно, кредитной эпопеи, количеству кредитов оформленных на работников театра, то... Родионова, наверное, просто в голове не могла сложить концы с концами, что делать с людьми, которые как выяснилось, виноваты лишь в том, что хотели заниматься любимым делом и честно работать в театре, несмотря, на все сложности бытия, да еще постоянно находясь на гране нервного срыва. Так как работники службы безопасности РОСБАНКА были постоянными гостями у них дома и на работе в театре, словно играли в одну дуду с Бобровой, радуясь высоким процентным ставкам по оформленным кредитам на работников Мельпомены?

И вот с таким «багажом» приняв театр в январе 2017 года, Родионова обратилась к Гараниной и та, приехала, побеседовала с коллективом. Вот что из этого получилось. Запись «Вольские новости» получили, не будем раскрывать источник, а просто прочитаем, то, что удалось разобрать из разговора министра культуры Саратовской области с той частью коллектива Вольского драматического театра, которая оказалась, вовлечена бывшим директором театра в кредитные истории во благо Бобровой.

Слово Татьяне Анатольевне Гараниной – министру культуры Саратовской области!

- Что нам делать с такими серьезными долгами? Ни экономисты, ни бухгалтера не имеем право брать эти деньги ни на что. Уменьшение финансирования было с 2012 года. Убрали стимулирующие выплаты, убрали постановочные и еще другие выплаты. Такая ситуация идет каждый год, поверьте мне. Это было в 12, 13, 14, 15-м годах. Но директора это как-то умели делать. А Нина Алексеевна то ли не захотела этого делать, то ли не умела, поэтому, что на сегодняшний день самое страшное, мы имеем те долги, которые сейчас уже идут по арбитражному суду, у рабочих блокируют счета, а это значит, трагедия для них, потому что им не выплачивают зарплату, - сделала вступление г-жа Гаранина.

- Сейчас моя доля ответственности как учредителя, найти хотя бы пару миллионов, чтобы начать рассчитываться с людьми, но бюджет у нас сами понимаете, значит, мне нужно снять деньги с одного учреждения и перевести на другое. У нас с вами государственных долгов по НДФЛ, по пенсионному и даже по вашей заработной плате, на январь месяц 5 миллионов, а по бюджету всего вашего учреждения 13 миллионов, - пояснила коллективу Гаранина о «наследстве», что досталось Родионовой от Бобровой.

 … - При всем желании я не смогу найти все эти деньги. Я постараюсь, конечно, к концу года что-то найти, ведь наша с вами основная задача - выплатить долги! Даже эти 5 миллионов, вы должны понимать, для вашего учреждения, это катастрофические долги. Если бы это было в ТЮЗе или театре оперы и балета, это еще куда не шло, там народу только по 300 человек работает, там всё понятно. Там можно по 500 тысяч к концу года сэкономить. А для вас это ЧП, - на что намекала Гаранина, работники Вольского театра не поняли.

…-  Но то, что мы будем выпутываться из этой ситуации вместе - это однозначно! - с оптимизмом заявила министр.

- У вас не было фонда заработной платы, а вы выплачивали бешеные стимулирующие, и  не знаю, зачем Нина Алексеевна это делала, - упрекнула Боброву Гаранина.

- Вы говорите, про стимулирование, вернее, выплату кредитов, стимулирование нам будут добавлять, и с чего мы будем либо то, либо сё, и если сумма будет в размере ежемесячного платежа в банк (по кредиту взятому для Бобровой – прим. ВН), и естественно, я лучше эту сумму отнесу в банк, потому что буду знать что моя зарплата останется зарплатой, а стимулирующие выплаты, которые равны выплате в банк, тогда это будет в принципе нормально. Но как быть с теми долгами, которые уже не проплачены? Допустим, у кого-то она равна 40-50 тысячам, а у кого-то и больше? - высказался один из актеров.

А кто-то своими деньгами расплачивался, - вторил ему другой.

- Так вот я и говорю, нам чё своими деньгами выплачивать? - отмечал первый.

- Сумма заработной платы несопоставима с тем, сколько они (работники театра - прим. ВН) должны, - рассудили новый директор театра Родионова. - И здесь границы ответственности Нины Алексеевны, как человека который…

- Конечно, Нины Алексеевны, в любом случае, и она это понимает, - согласилась министр Гаранина.

- Ни вы как учредитель, ни я как директор не вправе гасить кредиты, мы вправе достойно оплачивать ваш труд, если вы этого действительно, заслужили, - справедливо рассудила Ольга Родионова.

- В любом случае у вас перекосы будут, по этим людям, на которых кредиты. У вас самые большие стимулирующие 3 тысячи рублей, - предупредила  новую директрису Гаранина.

….

- Нина Алексеевна, у вас есть что сказать всем нам, – пригласила к диалогу Боброву г-жа Гаранина.

- Как сказала Татьяна Анатольевна, да, я не должна была брать эти кредиты, - призналась Боброва. - Я должна была ездить, добиваться, чтобы как-то продлить нам жизнь.

- Это всё кружится с двенадцатого года, лет, комок просто, один за другим, за третьим, за пятым. Вот ком навалился снежный, - почему-то поспешила остановить Боброву министр культуры Гаранина.

- Татьяна Анатольевна, но вы же понимаете, что если сейчас мы будем производить выплаты в нарушение, я сяду, - разнервничалась Ольга Родионова, - стимулирующего характера… Чтобы они платили проценты по кредитам, они все равно будут это делать очень долго. Сейчас, на мой взгляд, нужно делать что-то кардинальное - продавать имущество, оплачивать основную часть долга с тем, чтобы потом уже все присутствующие здесь, уже могли свои зарплаты с учетом стимулирующих. У них уже имущество арестовывают по 400 тысяч, - ужаснулась происходящему Родионова.

Боброва стала перечислять, кто из коллектива театра по сколько должен. Остатки долгов колебались от 35 до 50 тысяч.

350, 500 тысяч рублей! - в сердцах вскрикнула Родионова.

Таких очень немногое количество, - хладнокровно отметила Боброва и продолжила перечислять должников.

….

 - В игрушки мы наигрались вдоволь, больше уже не можем, - призадумалась министр Гаранина.

- У меня пенсия снималась с карточки, но сначала сразу оттуда ушла приличная сумма, а потом когда не было платежей, у меня и кредиты оттуда снимались сразу, регулярно, - заметил пострадавший актер из зала. - Всё что туда приходило мгновенно списывалось.

- Ну оставьте мне голый оклад, а остальное снимайте, - предложила Боброва словно продолжала получать по 80 тысяч в месяц.

- Это не спасет ситуацию, что с вас снимать, - заметила Гаранина в адрес бывшего директора.

250 тысяч ежемесячный платеж, - раскрыла карты Родионова о сумме долгов по кредитам набранным в РОСБАНКе работниками театра по настоянию Бобровой. Оторвемся от дискуссии и посчитаем: 250 тысяч умножим на 12 месяцев и получим 3 миллиона в год. Кстати позже выяснится, что кредиты брались и в 2011 году, а это не стыкуется с подсчетами министра Гараниной, которая заявила о 12, 13, 14, 15 годах. Так что уважаемые читатели прикиньте сами, о какой общей сумме идет речь. - Сейчас основная мысль, закрыть основной долг, чтобы осталось чуть-чуть.

Здесь между актерами, Бобровой, Гараниной и Родионовой, выяснилось, что некоторые работники театра еще не получали 3 месяца зарплату, за октябрь, ноябрь, декабрь 2016 года.

- Но отчисления в пенсионный и налогам «мы» сделали вплоть до января, - признала заботу Бобровой о государстве, а не о людях, новый директор театра Родионова. - А если бы мы больше начислили зарплату, то нам бы и на налоги не хватило, а стимулирующие вошли бы в эту цифру.

- Но по-другому мы не можем, - заметила министр Гаранина.

- Не можем, - согласилась Родионова, - а у нас еще 3 месяца долгов, которые мы должны внести в зарплату уже этого года.

- 600 тысяч этого мало, - заявила Гаранина, что денег от реализации имущества Бобровой не хватит на вольности бывшего директора. - Какие еще мысли у вас Нина Алексеевна?

- Пока нет никаких, - ошарашила сидящий в зале коллектив Нина Боброва, что не готова расстаться с трехкомнатной квартирой, - мне надо подумать.

- После завтра нам скажите, - потребовала Гаранина,

- Я и так 4 миллиона закрыла в пенсионный и 1,5 в налоговую, - призналась Боброва.

- Вам давали на это средства, - упрекнула бывшую директрису Родионова.

- Так что же я нарочно брала кредиты?! - риторически признала свою вину Боброва.

- Вы нарочно платили стимулирующие, не имея на это фонда, - поправила «коллегу» Родионова.

- Зато зарплату я ни с кого не снимала, а платила полностью, - гордо заявила Боброва.

- А это ваша самая главная… - осекнулась Гаранина, видать совсем уже заболталась, может, хотела сказать «ошибка», что платить людям зарплату это неприлично?

- Если бы не те кредиты,  которые я так понимаю, брались для себя, а платились всем театром, а потом когда здесь меньше стало доходов, брались кредиты чтобы платить кредиты, вот я думаю, тогда абсурд произошел, - высказался один из членов коллектива о присвоение денег бывшим директором Бобровой.

- Я себе в карман ни чё не положила, - возмутилась такому заявлению Боброва, - «книжек» у меня нет, я ни чё не построила, и не приобрела, так что не надо так говорить.

- Я не знаю, суммы я вообще не знаю, я к этому не касаюсь, - отстранилась от происходящего  Наталья из бухгалтерии, - мы очень много куда ездили, и нам обещали эти деньги вернуть. Но я сразу говорила, что нужно снимать зарплату, а когда сняли 800 (тысяч - прим. ВН) в первый раз, я лично говорила…

- Вы лично с себя сняли эту зарплату? - упрекнула работницу бухгалтерии Родионова.

- Я еще раз говорю, что сказала, что нужно со всех снимать, в том числе и с меня, но нам сказали, что всё не будут снимать, нам вернут эти деньги. Вот поэтому это все и пошло, - указала причину начала кредитной эпопеи Наталья Т.

….

- Галина Ивановна, не надо распыляться, я единственно чему несказанно рада, что это всё случается в период моего правления, я исправлю ситуацию. Я в этом полностью уверена, поэтому я этому очень рада, - объявила всему залу министр культуры региона Гаранина. - По театру, нашему так сказать, местный, вольский, выйдет из этой ситуации. Но я могу сказать, что к этому можно было и по-другому подходить - можно было закрыть глаза и ничего не видеть и не знать.

- А то, что у людей уже нет карточек, то, что люди платили своими деньгами, занимали у родственников, погашали кредиты, потому что в этот момент не было денег в театре на погашение этих кредитов,  это будет с фонда театра как стимулирующие выплачиваться или от Нины Алексеевны? - заметил один актер театра.

Нам нужно понимать о какой сумме идет речь, одно дело, когда это 20 тысяч, а другое когда это миллион, - рассудила Гаранина.

- Там не миллионы, но нормальные деньги, - поправил министра актер.

- Надеюсь, Нина Алексеевна, нам на днях позвонит, и расскажет что она еще там придумала. - резюмировала Гаранина, - но из этой ситуацию нужно выходить однозначно, либо нас ждут совсем другие неприятности. Но пока вы должны сами платить свои долги.

Эпизод о Гариной

Остановимся на наглядной истории одного должника, что произошла с Главным художников Вольского драматического театра Гариной Татьяной, которая скоропостижно скончалась на даче 1 августа, находясь в отпуске (не дожила до пенсии 4 месяца). На нее Боброва и компания оформила в РОСБАНКЕ два кредита, и, художница стала должна около 1.000.000 рублей. Кстати, Гарина не единственная, у которой существуют такие большие долги, о чем на собрании с министром и подтвердила директриса театра. Сейчас на сайте судебных приставов выставлены долговые обязательства супругов П., представляете и муж и жена брали кредиты чтобы «театр жил», ведь именно такими словами убеждала Нина Боброва своих подчиненных, уговаривая сходить в БАНК и всего лишь поставить подпись, а затем, самое простое, отдать ей - директрисе в кабинете деньги. Есть фамилия заместителя директора по хозяйственной части, водителя, ведущего актера, на собрании, которое проводила министр Гаранина, присутствовало не менее 20 человек и все они были в долгах, при этом Боброва остаётся в шелках и при должности - художественный руководитель!

А до этого за 4 года были и другие, о которых в театре, и знать не знают. Апробацию с кредитами Боброва с компанией: экономист Телоян, и не последнюю роль играла кассир Митрюшова, так как в начале «театральной кредитной истории» её дочь работала в РОСБАНКЕ, проводили на особо доверенных знакомых, которые были согласны, а уж с какой стати, история умалчивает. Лишь затем стали привлекать работников театра,- аппетиты росли и, находя у каждого в отдельности слабые места, уговорами и обещаниями, снабдив театралов инструкцией, посылали в банк за кредитом к дочке кассира.

Кстати за время, прошедшее с момента собрания с министром Гараниной, (с февраля 2017 по настоящее время), Нина Алексеевна Боброва соизволила, продав 3-комнатную квартиру в летных ДОСах расплатиться с особо нуждающимися работниками театра, которых сама и посадила на кредитную иглу. Но ей пришлось купить себе домик подешевле и всех денег, вырученных за элитное жильё, а как уже выше отмечала министр культуры Гаранина - это несколько миллионов в остатке, не хватило на всех «должников» спасителей бюджетного голодания, а также других аппетитов теперь уже бывшего директора театра Бобровой.

Как рассказывали на похоронах Татьяны Гариной её родственники, последние месяцы (за май, июнь, июль, август - отпускные) перед кончиной у неё удержали из заработной платы 46 тысяч рублей. Эта сумма пошла в счет погашения кредитного договора оформленного на некоего Морозова, а главный художник театра Гарина и главный бухгалтер Милюкова были поручителями по кредиту водителя Морозова, который взял деньги в банке для Бобровой и Телоян. Кстати, почему театр начал выплачивать в июне 2018 года по решению суда принятого 8 мая 2015 года, по кредиту выданному в августе 2011 года (!) когда уже прошло 2 срока исковой давности?! С какого перепуга (?!), почему раньше не снимали с зарплаты у главного художника, а за полгода до её выхода на пенсию опомнились и стали удерживать из получки, да еще такими стахановскими темпами по 13 тысяч в месяц. Или здесь есть заинтересованность и договоренность между банком, приставами, и теми, кто придумал «преступную» схему, которая банк обогатила, а работников театра загнала в долговую кабалу?

Кстати, сейчас выяснилось, Боброва за несколько дней до смерти Гариной, отдала Татьяне 10 тысяч рублей из 46, которые за последние месяцы удержали из зарплаты художницы в счет «морозовского кредита». А про остаток Боброва переводит стрелки на Телоян, которая уже уволилась из театра, но, оказалось, имеет отношение к этой кредитной истории. Выходит, на Морозова, лично для себя, брали кредит Телоян и Боброва, а Гарину и Милюкову подставили поручителями, именно этот договор и был поддельным. Об этом ранее при жизни говорила родственникам Татьяна Гарина, что на неё, Телоян и Боброва оформили один кредит без её ведома, подпись была поддельной. В этом главный художник театра еще при жизни убедилась, когда в бухгалтерии ей наконец-то показали кредитный договор с «её» липовой подписью. Отметим, что сами кредитные договора хранились и наверняка сейчас хранятся в бухгалтерии, а не у людей на которых оформлены кредиты, они документы и в глаза не видели! Таким образом, Боброва, отдавая деньги художнице Гариной, и посылая её до кончины, а сейчас родственников к Телоян за остальными деньгами, тем самым признает, что оформление поддельного «морозовского» кредитного договора на главного художника и Милюкову (главный бухгалтер) дело её - Бобровой и Натальи Телоян рук. И кредитными деньгами полученными Морозовым (500 тысяч рублей) распоряжались по своему усмотрению эти две закадычные подруги, а не театр, ну, возможно Морозову, что и перепало,- «за труды»?

Как проходила процедура возврата долгов

А отдавали кредиты сами работники, когда до 2015 года Боброва «выкручивала» из бюджета театра, то вручала, она или кассир Митрюшова сумму ежемесячного платежа и работник-должник шел в банк и расплачивался. На каждый кредитный договор в бухгалтерии театра существовала врученная банком расшифровка, в каком месяце, сколько нужно отдать по тому или иному кредиту. Но это было до начала 2016 года, как и отметила в своём выступлении министр культуры Гаранина, все это продолжалось 4 года: 12, 13, 14, 15, представляете уважаемые читатели, сколько денег умыкнула Боброва с бюджета? По скромным подсчетам выходит не менее 10 миллионов? И после этого Нина Алексеевна заявляет, что ничего себе не взяла. Однако в театре врали, что она добавляла то ли дочери, то ли внучке на новую квартиру в Саратове и машину. Мы в это не верим, если и давала то это были честно заработанные деньги, ведь зарплата у директрисы была так тысяч 60-70, рублей конечно.

Также театралы обсуждают между собой, тоже врут, что у мужа Бобровой – Николая, есть в Вольске на ул. Льва Толстого доходная недвижимость, которая приносит семье Бобровых ежемесячный доход в несколько десятков тысяч рублей. При этом работникам театра, попавшимся на уловки Бобровой приходилось, и сейчас приходится, отдавать долги по кредитам из своей зарплаты, а потом месяцами умолять директора, Заслуженного работника культуры РФ Нину Алексеевну Боброву расплатиться с ними. А если они и получали от Бобровой деньги, то, как вы думаете, давал ей Николай - муж или она их - деньги брала из театральной кассы?

Плачевный финал

На днях, после похорон Главного художника театра Татьяны Гариной, директор Вольского драматического театра Родионова сообщила в службу судебных приставов о приостановке удержания по исполнительному производству. Однако арест, наложенный на имущество Гариной, никто снимать не собирается, и через полгода её дети вступят в права наследования, вот тут судебные приставы зашевелятся и выставят оставшиеся 267 тысяч наследникам.

К тому же, сейчас после смерти Главного художника Вольского театра Татьяны Гариной увольнение угрожает её сыну, который после обучения в музыкальном училище 9-й год работает в театре актёром. Ведь долговые обязательства следуют не за человеком, а за имуществом, и после вступления в наследство семьи, а это квартира и дачный домик, судебные приставы переложат кредитные долги на сына. И уже наследнику художницы Гариной придется идти с поклоном к руководству театра, Бобровой или к Родионовой, и надеется, что они погасят этот долг? Для театра легче избавиться от проблемы и человека его несущую, никто больше не станет нарушать закон, да и с какого рожна платить сыну, это уже его проблемы. Расписок долговых Боброва никому не дает, только одни словесные обещания. Это уже проходили в семье художницы Гариной, когда в мае 2016, за два дня до смены Бобровой как директора на Павлова, Нина Алексеевна заявилась к ним домой и  уговаривала мать и дочь не давать делу ход, обещая всё выплатить, ведь на носу был Фестиваль театров малых городов России в Вольске! А вышло всё наоборот, это видно из первого кредитного случая с долгами художницы Гариной, 270 тысяч за театр и благополучие Бобровой 2 года отдавала из пенсии её мать - Гарина Людмила Петровна, (начала платить еще в январе 2016 года по январь 2018  выплатив 270 тысяч по первому кредиту), лишь бы дочь спокойно работала, а кончилось все могилой Татьяны на кладбище… Сейчас в театре обещают вернуть родственнице 270 тысяч (но ждут соизволения министра культуры СО Гараниной), так как во время работы Гариной, у неё, как у Главного художника при постановке спектаклей накопилась переработка по уже заключенным, но не оплаченным договорам, примерно на такую же сумму в 270 тысяч рублей. То есть пока была жива художница - ей платить не надо было, работай Таня бесплатно, а как померла, решили расплатиться? И кто поверит в такую чушь? Разве что только убитая горем мать, которая после похорон осталась на бобах и не знает, что делать с последним долгом в 267 тысяч, который повесят на её внука, когда тот вступит в наследство.

Это был один эпизод, одна судьба театрального художника-патриота и её семьи, которых алчность начальников превратила в должников, а похожих историй (хорошо что без летального исхода) за последние годы в театре было предостаточно, ведь за каждым кредитом стоят переживания, волнения и страх за будущее, трагедии в семьях, горечь от обмана, неприязнь и недоверие в коллективе, постоянные истерики в кабинете директора и коридорах театра, и как следствие увольнения, а общий счет должников идет на десятки!

P.S.

По нашим данным компетентные органы проявляли в 2017 году интерес к данному «случаю» с Бобровой и кредитами, некоторые пострадавшие посещали один из отделов, не будем указывать какой, но воз и ныне там. Выходит кому-то ещё выгодно, чтобы серые схемы вывода из бюджета денежных средств во благо таких, как Боброва и иже с ними продолжали свое безопасное существование, а подчинённые и их души (даже после смерти) продолжали страдать от вовлечения в преступный сговор из-за стяжательства, хамства, жадности своих начальников… И конца этому беспределу нет, и даже не предвидится!

 

 

Последнее изменение Среда, 22 августа 2018 17:03
Прочитано 634 раз Последнее изменение Четверг, 12 сентября 2019 15:05

Комментарии   

0 # Виталий 12.09.2019 19:32
Вор на воре, какаято гаранина из какогото вольска бывшая и закрывает глаза за растрату имущества театра.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # семен 12.09.2019 22:02
хорош бухать педро..
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # осемен 14.09.2019 12:51
После тебя гомес
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить