Среда, 26 февраля 2020 22:49

Сергей Миронов: Мы всё равно будем добиваться отмены этой антинародной пенсионной реформы!

ГОСТИ
Сергей Миронов
председатель политической партии «Справедливая Россия»

Анастасия Сорокина: Сегодня в рубрику «Личное мнение» мы пригласили руководителя фракции «Справедливая Россия» Сергея Миронова. В ближайшие полчаса будем говорить о насущных проблемах, о тратах на еду, индексации зарплат и о том, как дожить до пенсии. Звоните и пишите нам, пожалуйста, в прямой эфир, задавайте свои вопросы, у вас есть такая возможность.

Александр Денисов: Ну и после пенсии надо тоже пожить. Сергей Михайлович, здравствуйте.

Сергей Миронов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Сергей Михайлович, сейчас очень много разговоров идет о том, как правильно нужно тратить деньги. В одном из интервью вы сказали, что вот у нас не расходуются деньги, их нужно... Там триллион рублей...

Сергей Миронов: Да, триллион рублей остался.

Анастасия Сорокина: Триллион рублей остался, вот его нужно взять и отдать тем, как 13-я зарплата, 13-я пенсия...

Сергей Миронов: Да.

Анастасия Сорокина: Сумма получается в районе 7 тысяч рублей, 6 800 с чем-то.

Сергей Миронов: Не очень большая на всех, да.

Анастасия Сорокина: Как вы считаете, это эффективная поддержка, или все-таки на этот триллион у вас уже изменилось мнение с декабря месяца?

Я, кстати, чтобы показать, что я не голословен – недавно ВЦИОМ провел опрос бизнесменов, предпринимателей, их спросили: «Скажите, пожалуйста, в чем вы видите самый большой риск для вашего бизнеса?» Три четверти сказали про низкий платежеспособный спрос населения, то есть они не понимают, для кого они будут делать любые услуги, любые товары. У людей нет денег, соответственно они не могут развивать свой бизнес. Поэтому, когда я говорил про этот триллион, даже те же самые 7 тысяч рублей, все равно с этими же 7 тысячами рублей, люди не понесут их в кубышку или, как говорят, в банку, не в банк, а в трехлитровую банку куда-то прятать, а они пойдут, и на эти деньги пенсионеры купят себе дополнительно какой-то еды либо лекарства, люди тоже на что-то их потратят.

И в этой связи для меня совершенно очевидно, что нужно ставить лошадь впереди телеги, не ждать роста производительности труда. Люди работать будут по-другому, если вы начнете им платить соответствующие деньги, соответствующую заработную плату. Неслучайно президент призывает: давайте медикам, учителям 200% от средней зарплаты. Ну вот я коль скоро вспомнил наших врачей, мы в прошлом году, в 2019-м, сделали такой доклад аналитический о состоянии здравоохранения в нашей стране, мы – это партия «Справедливая Россия». И, например, я просто приведу факт: оказывается, 90% всех участковых врачей и 85% всех педиатров получают вот эту повышенную зарплату только потому, что работают на 1,5–2 ставки. То есть это потогонная система, и по отчетам у них все замечательно, но они вынуждены работать в 2 раза больше, чем вообще-то нормальный человек способен отработать. Так вот нам что, такое нужно повышение благосостояния? Нет, конечно.

И в этой связи, отвечая на ваш вопрос, я еще раз подтверждаю, что необходимо увеличивать благосостояние населения. Это не некое следствие роста экономики, а наоборот, это самое главное условие роста экономики. Без платежеспособного спроса, без того, чтобы (простите, я так по-простому скажу) людям не давать деньги положенные, заработная плата должна быть иной, пенсии должны быть иными, стипендии должны быть совершенно иными – нужно давать людям деньги, и тогда будет расти экономика. Иного не дано.

Александр Денисов: Сергей Михайлович, так что нужно с триллионом-то сделать с этим? Раздать?

Сергей Миронов: На самом деле, к сожалению, у нас так устроен бюджетный процесс, что эти деньги... Если вы думаете, что они перейдут, этот триллион, на бюджет следующего года, – нет, ничего подобного, они как бы в никуда уйдут на самом деле...

Александр Денисов: Ну как в никуда? Вернутся, наверное?

Сергей Миронов: Они не потратятся. Но коль скоро эти статьи не исполнены, то в новом году они не перейдут туда, в новом бюджетном году.

Александр Денисов: А почему они не исполнены? Там что, они перечисляются в январе, точнее в декабре?

Сергей Миронов: Нет, потому что, значит, в таких случаях у нас в народе говорят, что замах был хороший. Но послушайте, вы контролируете... Я начну по-простому: вот у нас планировали, приняли мы бюджет, вот, например, в этом регионе мы запланировали построить школу. Наступил новый финансовый год, 1 января. Знаете, когда деньги придут? Примерно, если они придут к маю месяцу, это будет хорошо, а они могут прийти вообще к августу.

Александр Денисов: Так Володин же говорил, что нужно, чтобы раньше деньги приходили.

Сергей Миронов: Конечно, конечно.

Анастасия Сорокина: Упростить всю систему.

Сергей Миронов: Так вот для того, чтобы триллионы не оставались, новый год наступил – все, пошли деньги. Давайте мы все контракты сделаем накануне, еще до Нового года, чтобы люди или те траты, которые мы запланировали, чтобы они...

Александр Денисов: А кто виноват, Минфин или кто?

Сергей Миронов: На самом деле это есть такое понятие, как финансовая дисциплина, за которую отвечает Министерство финансов, за которую отвечает все наше правительство в целом, ну и, конечно, контрольное управление и контрольно-счетная палата, которая, кстати, не дремлет и очень хорошо...

Александр Денисов: То есть виновного не найдешь, раз столько ответственных?

Сергей Миронов: Ну конечно. Вот такие безобразия, конечно, не должны твориться, когда деньги просто остаются в бюджете.

Александр Денисов: Вот сейчас, понятно, про поправки в Конституцию все говорят, вы тоже предложили лишать гражданства террористов и педофилов, хотя, в общем, по-моему, уже и сейчас такая норма есть.

Сергей Миронов: Ну, вы знаете, Александр, я бы сказал, это 16-я или 17-я наша поправка.

Александр Денисов: Да.

Сергей Миронов: Три основных поправки, которые мы внесли. Первое – в Конституцию прописать, что пенсия по возрасту наступает для женщин в 55 лет, для мужчин в 60, точка, чтобы вот той обманки, которая была с пенсионной реформой, больше не было. Второе требование. Президент когда вносил поправки, сказал: «Давайте регулярно индексировать пенсии и пособия». Я задаю очень простой вопрос: «Раз в 3 года либо раз в 5 лет – это регулярно? Регулярно. Нам нужна такая регулярность? Нет». Мы говорим: давайте мы внесем, в Конституцию запишем, что индексация ежегодная. Кстати, Галина Петровна Хованская на встрече с президентом, она член вот этой рабочей группы, она спросила президента, как он к этому относится. Браво президенту, он сказал: «Слушайте, замечательная идея. А вдруг мы захотим 2 раза в год проиндексировать?»

Александр Денисов: Чаще, да-да.

Сергей Миронов: И он говорит: «Давайте не реже одного раза в год».

Александр Денисов: Не реже одного раза в год.

Сергей Миронов: Браво, мы с этим согласны.

И третья наша поправка: давайте в Конституцию мы запишем, что не могут приниматься в Российской Федерации законы, которые умаляют социальные обязательства государства перед людьми без какой-либо компенсации. Потому что это, мы видим, регулярно происходит. У нас есть нормы, которые запрещают ухудшать положение, не должны приниматься законы, но что такое «ухудшать положение»? Ну вот, например, неиндексация... В бюджете прямо прописывается на очередной год, что мы пенсии не индексируем, накопительную пенсию мы не выдаем. Слушайте, это, значит, вы сами себе даете возможность не исполнять ваши...

Александр Денисов: Сергей Михайлович, извините, прицеплюсь к словам – насчет пенсий, насчет возраста не поздновато ли спохватились? Мишустин-то сказал, что все, отката не будет, точка. А сейчас вы предлагаете, значит, внести.

Сергей Миронов: Значит, послушайте, Александр, начнем с того, что я напомню уважаемым телезрителям, что единственная фракция, которая проголосовала за этот антинародный закон, – это «Единая Россия», все три фракции голосовали против. Но нас мало, потому что, когда наступит День голосования, люди опять скажут: «Ну, лишь бы не было войны, давайте мы за «Единую Россию» проголосуем», – и мы получим то, что получим. Потому что у них большинство, и еще раз подчеркну, только их голоса за пенсионную реформу, одна только депутат Поклонская нашла в себе смелость не голосовать за этот закон. Так мы говорим, если сейчас идет речь о Конституции, Конституция – высший закон, давайте в Конституцию заложим, чтобы ни у кого никогда не было желания двигать этот пенсионный возраст.

Знаете, коль скоро вы затронули этот вопрос, вот на 1 января 2019 года в Российской Федерации было 9 миллионов 680 тысяч людей в возрасте от 45 до 49 лет. Это та категория, которая должна была по их жизненному... Через 10 лет они должны были выйти на пенсию. Не выйдут, не выйдут, потому что вот эти 10 миллионов людей обмануты. Они планировали свою жизнь, что в 55 лет женщина выйдет на пенсию, в 60 мужчина. Теперь им это не «обломится».

А дальше возникает очень простая история. Мы смотрим на статистику, а что у нас с продолжительностью жизни? Сегодня у нас повысилась, мужчина 68 лет, женщина 78 лет, ну я без десятых, специально округляю, чтобы было понятно. Получается, если мужчина выходит, раньше он выходил на пенсию в 60 лет, есть такой термин очень страшненький, но он, увы, такой есть, срок дожития, период дожития, сколько он будет жить, получая пенсию, – было у мужчин 8 лет, сейчас сколько останется? Легко посчитать.

Александр Денисов: Но поправку-то вашу возьмут, самое главное-то? Это все понятно.

Сергей Миронов: К сожалению, я… боюсь, что эта поправка не пройдет. Я уже вижу, и это очень хорошо, что пройдет поправка по обязательной индексации пенсий и пособий не реже одного раза в год, про пенсионный возраст я вижу, что большинство отклонит эту поправку.

Александр Денисов: Про террористов, вернусь к этому пункту все-таки, чтобы лишать их гражданства, вот вы предложили. Как это вяжется с вашей защитой террористической организации «Сеть»? Там у вас опубликовано на вашей странице, что нужно проверить, были ли пытки или нет. Сергей Михайлович, я что-то не понимаю, где логика.

Сергей Миронов: Логика очень простая. Если вы внимательно читали мое обращение к генеральному прокурору...

Александр Денисов: Я прочитал, да.

Сергей Миронов: ...я спрашивал: послушайте, все публикации как будто данность, как будто никто не подвергает сомнению, а все говорят, что пытки были. Я говорю: послушайте, алло, Генеральная прокуратура, Следственный комитет, ФСБ, вы либо опровергните с доказательствами, что не было пыток, либо, если были пытки, пускай они по уголовной статье идут, те, кто применял пытки, вот о чем я спросил. Я даже...

Александр Денисов: То есть вы не защищаете их?

Сергей Миронов: Я не беру... Суд принял решение, мне кажется, очень жесткий приговор. Я не вникал в суть дела, но, когда все пишут и уже общепринятое мнение, что, да, были пытки, все об этом говорят, – слушайте, говорить можно сколько угодно.

Александр Денисов: Да отнюдь не общепринятое, Сергей Михайлович, это правозащитная тема, уцепились, с делом Голунова сравнивают не пойми на чем, совершенно разные истории.

Сергей Миронов: Значит, еще раз, я хочу здесь... Я послал запрос по одной простой причине: вы либо подтвердите и тогда обязательно накажите, кто это применял, и, естественно, тогда нужно пересматривать все приговоры суда, потому что если выбиты показания под пытками, что же это за показания такие?

Александр Денисов: Очевидно, если бы они были, то адвокаты уже на стадии следствия прокуратуру бы «забомбили» этим.

Сергей Миронов: Знаете, Александр, а я бы вот не торопился, потому что мы сейчас видим и публикацию «Медузы», и многие другие. Давайте вот «а» я сказал, давайте ответьте мне «б»: либо публично покажите всем, докажите с любыми видеоматериалами, как угодно, я не знаю, как они это сделают, покажите, докажите, что не было никаких пыток. Это один разговор.

Александр Денисов: А как ФСБ это должно доказать, если пыток не было? Ну что, они должны снять...

Анастасия Сорокина: Опровергнуть должны тогда, да?

Сергей Миронов: Значит, послушайте, вы знаете, когда доказывают обратное, все технологии есть, все средства и записи, и аудио, и видео, все что угодно. Докажите, покажите, что не было пыток. У нас есть специалисты, которые легко разберутся, начиная с Уполномоченного по правам человека, наша бывшая коллега Татьяна Николаевна Москалькова, у нас есть специальные комиссии, которые проверяют содержание заключенных в местах заключения, они очень опытные, они все это сделают. Я абсолютно уверен, что, если пыток не было, это можно и нужно, я считаю, доказать. А если они были, ну ребята, тогда давайте, отвечайте по строгости закона, потому что есть статья в Уголовном кодексе, которая запрещает применение пыток при следствии.

Александр Денисов: Ну пока еще ничего не подтверждается, скорее всего, их и не было, понятное дело.

Сергей Миронов: Будем ждать.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Московская область на связи, дозвонился до нас Валерий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Валерий, слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я полностью согласен с Сергеем Михайловичем по поводу пенсий... Вы меня слышите?

Анастасия Сорокина: Слышим-слышим.

Сергей Миронов: Слышим.

Зритель: Очень хорошо. То, что женщины в 55, мужчины в 60 минус количество детей, год на каждого ребенка и для мужчин, и для женщин, это во-первых. А во-вторых, чтобы поднять экономику нашей страны, нужно сделать зарплаты чиновникам и руководителям предприятий среднюю по региону – все, нет проблем. Вы меня слышите?

Александр Денисов: Да-да-да.

Анастасия Сорокина: Да, Валерий, спасибо.

Сергей Миронов: Я сразу отреагирую. Программное положение нашей партии и инициатива законодательно внесена, мы давно говорим: пускай у депутатов, у всех чиновников государственных будет средняя зарплата, как средняя зарплата по стране. Вот тогда стимул у чиновника: хотите, чтобы у вас была зарплата больше? – сделайте так, чтобы средняя зарплата по стране была выше.

Александр Денисов: А вы бы «сели» на такую зарплату, Сергей Михайлович?

Сергей Миронов: Что-что?

Александр Денисов: Вы бы «сели» на такую зарплату, среднюю по стране?

Сергей Миронов: Я бы?

Александр Денисов: Да.

Сергей Миронов: Конечно, абсолютно спокойно. Я считаю, что не должно быть привилегий никаких у депутатов, кстати, и неприкосновенности пресловутой, я считаю, что это бред полный. Ведь откуда появилась неприкосновенность? – а это когда в 1993 году еще был страх той самой 6-й статьи Конституции Советского Союза, что, если вдруг не так скажешь, тебя, значит, куда-то там заметут. Поэтому я считаю, что сейчас не должно быть никакой неприкосновенности, никаких пенсионных льгот не должно быть. Слушайте, «слуги народа» – это же не просто так сказано, да? Люди избирают людей для того, чтобы они принимали законы в пользу людей и не иначе. Давайте жить на зарплату, которая средняя по стране, и давайте стремиться, чтобы эта зарплата росла, вот тогда будет все по-честному.

Анастасия Сорокина: Вы говорили в одном из интервью про то, что помочь россиянам могут достойные зарплаты и достойные пенсии.

Сергей Миронов: Конечно.

Анастасия Сорокина: Ну вот «достойные» – это сколько в реальном вот сейчас положении?

Сергей Миронов: Ну послушайте, люди очень легко отвечают. Например, пенсионеры, посчитано, считают, что, если бы пенсия была 100% средней, больше 20 тысяч, пенсионеры говорят, что этого было бы достаточно. Средняя зарплата, люди тоже говорят, средняя зарплата не может быть меньше 45 тысяч рублей у нас в стране. Но в конце концов...

Давайте я сейчас тогда переведу несколько ваш вопрос в другое. Потребительская корзина, у нас внесена законодательная инициатива. Сегодня цена потребительской корзины в России 9 590 рублей. Она состоит из трех частей: продовольственная корзина, в прямом смысле слова вот такая корзина, где продукты, я, кстати, наглядно тут недавно показывал журналистам; корзина товаров длительного пользования или, скажем так, не длительного, промышленные товары; и услуги, вот эти части. Вот эта нынешняя корзина делится так: ровно половина, 4 800 на продукты на месяц, можете легко себе представить; половина от этой суммы, 2 400 – это вам на приобретение каких-то товаров, одежды, например, носки вы можете себе, Александр, позволить раз в 2 месяца купить одни, вот прямо так и прописано; и еще там остается...

Анастасия Сорокина: Там одно пальто, по-моему, на сколько-то лет.

Сергей Миронов: О, это там ужас. Я сейчас, кстати, приведу очень интересные примеры. И дальше еще есть пункт, который говорит об услугах, но тут вообще какие-то крохи даются, как будто у нас люди, значит, ЖКХ у нас дешевое, у нас нет необходимости, никто не занимается спортом, никто не обращается к юристам, никто не делает какие-то, к сожалению, в нашем здравоохранении тоже за деньги... Вообще услуги ничего у нас в России не стоят.

Так вот смотрите, что получается. Вот по составу потребительской корзины 4 800 – это прямо государство говорит: дорогие... А у нас, кстати, вот от этой корзины и минимальный размер оплаты труда, и минимальные все пособия отсюда все пляшут. И тогда государство говорит: значит, смотрите, мы считаем, что половину всех доходов, которые у вас есть, вы должны тратить на еду, и это нормально. А мы теперь задаем такой вопрос: а насколько это нормально? И, кстати, статистика, Росстат показывает, что у нас средняя семья тратит в зависимости от региона на еду от 30% до 50%. Для сравнения, например, в Соединенных Штатах Америки на еду семья тратит 15%, Великобритания тратит, например, где-то 11%, и лучше всех у нас живут в Люксембурге, 7,8% составляют затраты на еду.

А очень, возвращаясь к потребительской корзине, еще интересная статистика: у нас, круто, заложено, это позиция, продукты тоже же, молоко, мясо, пятое-десятое, потом промышленные товары, услуги – вот у нас в нашей российской потребительской корзине 156 позиций. Круто, да? Теперь смотрим: в Америке 300, в Великобритании 350, больше всего, 500 позиций, во Франции и в Германии. Причем, если мы говорим про Америку, там деньги на бензин, там деньги в том числе на какие-то культурные мероприятия, поход в кино или еще куда-то. У нас впереди планеты всей французы, потому что вот в этих 500 позициях у них есть даже траты на цветы любимой женщине, жене и даже на корм для животных.

Александр Денисов: Сергей Михайлович, ну так внесите такие изменения...

Сергей Миронов: Внесены!

Александр Денисов: Не принимайте бюджет, отказывайтесь, говорите, что не примете бюджет, пока МРОТ не повысим.

Сергей Миронов: Александр, молодец! Александр, единственная фракция, которая не только голосует против бюджета, а готовит альтернативный бюджет, – это фракция «Справедливая Россия». У нас всегда готов альтернативный бюджет, где мы расписываем. Но возвращаясь все-таки к корзине потребительской, мы внесли законопроект. Я напомню, 9 590 рублей – это нынешняя корзина. Мы предлагаем 31 087 рублей, из них на продовольствие 11 тысяч, примерно в 2 раза больше, чем нынешняя. Мы что, не пользуемся мобильными телефонами, не платим за них? Мы что, не имеем права купить раз хотя бы, не знаю, в 5–7 лет ноутбук? Мы что, услугами никакими не пользуемся? И мы все это посчитали, и мы тоже, мы же не так вот размашисто...

Анастасия Сорокина: И сколько пунктов на 31 тысячу получается?

Сергей Миронов: У нас больше, конечно, у нас примерно, около 220 позиций.

Александр Денисов: То есть кроме вас это никто не поддерживает. А что, остальные враги народа, Сергей Михайлович?

Сергей Миронов: Ну, это вопрос интересный к избирателям, которые голосуют. Нет, я могу сказать, что я не сомневаюсь, когда будет рассматриваться вот эта наша инициатива о потребительской корзине, две другие фракции, кроме «Справедливой России», и КПРФ, и ЛДПР поддержат, а «Единая Россия» будет против, потому что им оттуда команды такой не дали.

Александр Денисов: Да.

Если вернуться тоже к поправкам, там ведь рассматривается и поправка, которую внес президент, что премьера будете выбирать вы в первую очередь, а он уж потом будет утверждать. Вот на вашей памяти, ну понятно, вы и в Совете Федерации работали, был ли премьер, с чьей кандидатурой вы были не согласны и точно бы его не пропустили, сказали: «Нет, все»?

Сергей Миронов: Ну а что далеко за примером ходить? Когда утверждали кандидатуру Медведева, наша фракция голосовала против, мы были категорически против этой кандидатуры. Ну, кстати, Мишустина мы поддержали. Во-первых, мы его поддержали...

Александр Денисов: А чем Мишустин лучше Медведева?

Сергей Миронов: А я объясню. Во-первых, мы несколько лет добивались ухода правительства Медведева, мы даже подписи собирали и собрали 7 миллионов подписей. Лозунг был такой: «Делай или уходи!» – это было обращение к Медведеву, либо ты делай, и мы перечень составляли, что нужно делать, начиная от отмены транспортного налога и многие другие вещи, либо уходи. Когда он ушел, естественно, когда внес президент новую кандидатуру, конечно, это некий аванс. Но мы встречались с Михаилом Владимировичем, и мы увидели...

Например, он с нами не согласился по нашей идее о прогрессивной шкале подоходного налога. Но мы впервые от него, он же налоговик, он же собирал налоги, мы впервые, в отличие от предыдущего правительства, которое говорило так: «Вы популисты вообще, что вы там лезете? Какая прогрессивная шкала подоходного налога?» А я на всякий случай напомню, у нас есть такая двадцатка, двадцать экономически развитых стран, и Россия единственная из двадцатки, где плоская шкала подоходного налога, 13%. Вы вспомните, почему Депардье вообще приехал к нам, получил российское гражданство? Он не хотел платить 52% во Франции подоходного налога, а 13% ему здесь лучше платить. Почему у нас люди, которые получают миллион рублей в месяц, платят 13%, и нянечка в детском саду в Москве 5 600 рублей на руки получает и 13%, значит, государству тоже вынуждена отдавать?

Так вот когда мы Мишустину сказали, давайте прогрессивную шкалу подоходного налога, он сказал, с его точки зрения, я с ним не согласен, но он говорит: «Слушайте, у нас еще не вырос средний класс, у нас малое количество людей, которые готовы платить прогрессию, и затраты на введение прогрессивной шкалы не покроются теми деньгами, которые мы соберем». У нас другая точка зрения, но по крайней мере он аргументирует, а не отмахивается, что это популизм, что это никому не нужно.

Александр Денисов: Но он же тоже вам «нет» говорит, Сергей Михайлович, чем он лучше тогда?

Сергей Миронов: Ну смотрите...

Александр Денисов: Да, все-таки объясните.

Сергей Миронов: Смотрите, вот мы сейчас говорим о доходах населения. Именно правительство Мишустина сейчас дало команду, впервые я это слышу за все последние, наверное, вообще за всю новейшую историю России, проверить, как индексируются зарплаты в частном секторе. Никого это не волновало.

Александр Денисов: Да вообще никак, Сергей Михайлович.

Сергей Миронов: У нас есть 134-я статья Трудового кодекса, которая гарантирует ежегодную индексацию на уровень не ниже инфляции. Вот в этом году принято решение для бюджетников, которые получают деньги от государства, индексация будет 5,5%. А у них, я имею в виду тех, кто работает на дядю, частный сектор, у них, во-первых, вообще никакого повышения зарплаты с 2011 года практически не было...

Александр Денисов: К МРОТу они вообще не привязаны, как хотят, так и платят.

Сергей Миронов: Но впервые, впервые, – а 134-ю статью Трудового кодекса никто не отменял, – Мишустин дает распоряжение: ну-ка, вперед, ну-ка, проверьте, что-то там делается или ничего не делается. Конечно, начнут там, значит, придумывать, повысят, вроде проиндексируют, но проиндексируют только, допустим... Всегда же есть какие-то премии...

Александр Денисов: На полставки переведут.

Сергей Миронов: Да, все что угодно. Но по крайней мере мы видим, что начался вот этот процесс. Более того, опять же уже всерьез и президент об этом сказал, о пересмотре, о необходимости пересмотра, и Мишустин об этом сказал, потребительской корзины, прежде всего продовольственной. То есть мы видим, что все-таки лед трогается. Да, по этой позиции, по прогрессивной шкале подоходного налога мы пока не видим понимания, но вода камень точит, по крайней мере мы разговариваем на языке аргументов, а не на языке политики вот такого отмахивания от нас.

Анастасия Сорокина: Зрители хотят задать свои вопросы и высказаться. Карелия на связи, Юрий дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, ведущие, добрый вечер, Сергей Михайлович.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос. Я инвалид по зрению, получаю социальную пенсию. Вопрос такой: будет ли нормальное индексирование? Потому что в прошлом году бывший премьер Медведев обещал 4%, Минфин срезал до 2%, я получил 300 рублей, дотащили до 18. Вопрос такой: будет ли нормальное индексирование социальных пенсий, или опять же дадут крохи от 300 до 800 рублей? Спасибо вам большое.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Сергей Миронов: Вам спасибо.

Действительно, вопрос абсолютно справедливый. К сожалению, и вот эти мизерные индексации, вы помните историю, когда пенсионер принес два рулона туалетной бумаги, сказал: «Вот, господа депутаты, спасибо вам за такую хорошую индексацию, мне хватило денег на это». Это, конечно, абсолютно неправильно, и мы считаем, что если индексировать, то индексация должна вдвое превышать текущую инфляцию, сейчас, допустим, у нас 2,5%, ну 3%, значит, на 6%. Но вот обратите внимание, бюджетникам 5,5%, ну где-то близко по крайней мере, но это бюджетникам.

Социальные пенсии, пенсии по инвалидности, конечно, нужно индексировать, но начнем с того, что сначала их нужно вообще просто поднять, потому что это не те деньги, на которые действительно можно нормально и спокойно жить, хотя бы даже элементарно питаться, я уж не говорю, если человек с инвалидностью, это всегда лекарства, это медицинское различное обслуживание и так далее, что тоже, к сожалению, в нашей теоретически бесплатной системе здравоохранения требует денег. Конечно, здесь должен быть другой подход. Юрий, по-моему, из Карелии?

Анастасия Сорокина: Юрий, да.

Сергей Миронов: Я, к сожалению, обнадежить не берусь, потому что, значит, было бы неправильно, если бы я сказал, что да... Но то, что мы будем стремиться, и то, что необходимо и повышать социальные пенсии, пенсии по инвалидности и пенсии для людей... К сожалению, у нас такой термин дурацкий «пенсия по старости» – ну почему по старости? По возрасту, что прямо записывать, что человек, мужчина, ему 65 лет, нормально, женщины тоже, не надо по старости, но неважно. Так вот я абсолютно убежден, что мы должны обязать государство повышать и зарплаты, и стипендии, и пенсии любые и уже от повышенных делать индексацию, примерно в 2 раза превышающую инфляцию.

Анастасия Сорокина: Ну вот тут могут возразить, что экономически чем подкрепить, откуда взять деньги на это?

Сергей Миронов: Это знаменитый вопрос: «Где деньги, Зин?» Значит, у нас есть ответ на этот вопрос. Я даже сейчас специально, мы посчитали, прогрессивная шкала подоходного налога, мы посчитали: есть люди, которые получают зарплату или доходы, ну неважно, это же подоходный налог, более 2 миллионов рублей в месяц. Таких людей у нас несколько сот тысяч человек, их немного. Но если бы мы для них взяли ставку не 13%, а 18%, не на десятки, на 5% больше, мы дополнительно получили бы в бюджет примерно 350 миллиардов рублей. И, кстати, тут мне вспоминается, эта цифра где-то уже звучала, а звучала она знаете, когда? Когда не хватало денег в Пенсионном фонде, когда речь шла о повышении, якобы необходимости повышения пенсионного возраста. Мы бы эту тему закрыли.

Так вот если мы говорим о том, где деньги лежат, вот наша давнишняя идея о государственной монополии на оборот и производство этилового спирта, не путать с розничной продажей, не продавать должны государственные только магазины. Крепкие напитки, например, водка, многие другие, делаются из этилового спирта. Сегодня бо́льшая часть этилового спирта – это частные компании, и, к сожалению, бо́льшая часть паленой водки, где просто отрава, где зачастую ректификат, а не этиловый...

Александр Денисов: ...делается там же.

Сергей Миронов: Да, люди от этого умирают. Так вот если бы мы ввели госмонополию, мы бы решили две задачи: раз и навсегда прекратили этот беспредел с паленой водкой, люди перестали бы умирать, и 650 миллиардов рублей в год мы получили бы.

Второе наше предложение. Вы знаете, что мы зарабатываем почти половину бюджета на продаже углеводородов, нефти и газа. Наше щедрое государство экспортерам нефти и газа, ну кто это у нас? – это у нас «Газпром», это у нас «Роснефть», это у нас «Транснефть» и многие другие компании, «Лукойл». Как только углеводород (либо нефть, либо газ) пересекло границу либо по трубопроводу, либо в танкерах, щедро государство возвращает им налог на добавленную стоимость: вот вам, получите ваши денежки.

Мы задаем простой вопрос: с какого перепуга? Значит, одно дело, когда вы здесь произвели компьютер или даже автомобиль, ту же, допустим, LADA и продаете ее за рубеж, пересечение границы, вам нужно вернуть НДС, потому что здесь очень много вложено интеллектуального, физического труда. А если мы достали, значит, добыли... Я горный инженер, я физик, я не знаю, что не так все просто, и там прежде чем продать, она там очищается, тоже есть затраты. Но почему экспортерам нефти и газа, прямо скажем, не самым бедным компаниям государство ежегодно возвращает 1,3 триллиона рублей? А если мы эти денежки не дадим этим компаниям, а возьмем и направим как раз на повышение пенсий, на повышение стипендий? Помните, вы посчитали, вернее кто-то посчитал, что триллион – это примерно по 7 тысяч каждому гражданину, даже младенцу. А если мы просто целевым образом направим на бюджетников, на тех же врачей, учителей, на всех пенсионеров, и работающих, и не работающих, на студентов, вот уже источник.

Ну и, наконец... Я, кстати, могу вот этих источников... Ну просто еще один назову. Я не так давно разговаривал с одним высокопоставленным чиновником из таможни, и он мне сказал страшную вещь. То, что у нас вот эти незаконные вырубки, это видно, к сожалению, из космоса, мне вот Рогозин недавно прислал атлас, я просто ужаснулся, когда посмотрел на наши поля, где вот такие проплешины абсолютно незаконных вырубок. Но самое печальное то, что мы гоним кругляк (дерево, бревна) прямо за рубеж: в Китай на ту сторону границы, в Финляндию, прямо вот пересекли границу, стоят деревообрабатывающие заводы вот так вот рядами. Многие из них элементарно берут наше бревно, распиливают на доски и тут же нам уже доски продают, и мы их покупаем.

Так вот что сказал таможенник? Он сказал, чтобы вы вообще понимали, если 10 бревен вывезли, если за 1–2 бревна мы получили пошлину, слава богу, а 8 просто украдено. Так вот мы говорим: давайте мы наведем порядок на таможне, давайте... Мы же внесли законопроект, запрещающий вывоз кругляка из нашей страны. Что мы, сами не можем распилить? Давайте мы будем сами пилить и уже готовый брус или готовые доски будем продавать. А если мы еще из этих пиломатериалов что-то будем делать, еще больше та же самая добавленная стоимость будет, мы больше продадим.

Александр Денисов: Сергей Михайлович, отличные предложения...

Сергей Миронов: Я только завершу одним словом: мы посчитали, что примерно, минимум 3,5–4 триллиона рублей мы можем дополнительно получить, проявив политическую волю, а этих денег нам хватит на все те предложения, о которых я говорил.

Александр Денисов: Да. Вот отличные предложения – у вас стратегия есть, как их продвинуть? Потому что на все ваши предложения вы получаете ответ «нет» уже прямо на подступах, и про прогрессивную шкалу, и про пенсионный возраст, все Мишустин вам сразу объяснит в первый же день.

Сергей Миронов: Александр, мы исповедуем очень простой принцип. У нас в народе говорят, что вода камень точит. Если нам «заворачивают» инициативу, у нас... По прогрессивной шкале подоходного налога мы сейчас внесли в 8-й раз, вот наша фракция три созыва, мы в 8-й раз и будем в 10-й, в 20-й. Но рано или поздно придет наше время и придет понимание, что мы абсолютно правы. И мы делаем так по каждой позиции и будем это делать. И мы все равно будем добиваться отмены вот этой антинародной пенсионной реформы несмотря на то, что все говорят, что все, это все устоялось, а мы будем говорить, что нет, давайте вернемся, потому что это несправедливо, это обман, не надо людей обманывать.

Александр Денисов: Спасибо, Сергей Михайлович.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Сергей Миронов, председатель политической партии «Справедливая Россия». Спасибо, что пришли.

 Источник https://otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/sergey-mironov-41521.html 

Прочитано 363 раз Последнее изменение Среда, 26 февраля 2020 22:59

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить